Питер это Питер это Питер это Питер

Питер это Питер это Питер это Питер
  Источники: fotokto.ru, "Занимательный Петербург", "Демократический Перербург", Газета.ру, The New Times.
12 июня 1991 года в Ленинграде состоялся референдум по возвращению городу исторического названия, в результате которого он вновь стал Санкт-Петербургом. 

Вот уж что не зависит от политических шараханий, так то, что Питер это Питер. Народ всегда прав. Прислушайтесь к разговорной речи: Москва в ней Масква, Киев – Киив, даже Одесса – Одэсса. А Питер – всегда Питер, как бы он ни назывался: Санкт-Питер-Бурхъ, Петербург, Петроград, Ленинград, и опять Петербург, да еще и Санкт.  
Как-то кинорежиссер Станислав Говорухин заметил при мне: мол, когда правили коммунисты, он, назло им, всегда говорил «Питер». А теперь, назло актуальному режиму, - «Ленинград». Да неправда это, в обычном разговоре обязательно говорил и говорит «Питер». Ибо Ленинградом можно сломать язык.
Десятилетиями название это губило корректоров и редакторов – очень легко выскакивали опечатки «ЛенинГАД» или «ЛенинГРАФ», и иногда даже выходили в свет, что сулило причастным крупные неприятности – вплоть до солидного лагерного срока во времена оны. Потому Питер еще и безопаснее. И благозвучнее, в конце концов – по сравнению с морозным звяканьем «Ленинград» или германским хрипом «Петербурх».
Большевики, конечно, были люди ушлые, но здесь явно дали маху. Ну, никак не сочетаются золотящийся в сером небе купол Исаакия и лысый череп вождя. Да лучше бы Москву переименовали! Стояли бы все годы советской власти друг напротив друга Ленинград и Петроград и свысока посматривали друг на друга. Народ бы все равно говорил «Масква» и «Питер».
Однако история навязала именно нам эту несерьезную проблему. Ну да, несерьезную. Говорить-то тут не о чем, собственно. Пусть ностальгирующие по молодости люди и их выросшие на сказках о добром советском времени внуки сладостно перебирают языком льдинки бывшего названия. Все равно, забывшись, скажут «Питер», как до них говорили поколения подданных Империи.
Большевиков вопросы эстетики и исторической традиции интересовали меньше всего, им была необходима отдача здесь и сейчас. Преставился вождь – положено что-нибудь переименовать. Одну из столиц, как минимум. А почему был сделан такой выбор, не знаю, может, Иосиф Виссарионович приберегал Москву для себя…  
Но город-то основал монарх по имени Петр, большевиками, кстати, уважаемый. И, хоть и в первоначальном названии тоже можно углядеть некий политический подтекст: мол, у них, на Западе, град святого Петра – папский Рим, а у нас будет свой, православный, по большому счету, другого быть не могло. Какой царь город построил, того именем он и назовется.  
Ну, пусть Ленин был велик (не был, но пусть). И пусть октябрьский переворот – всемирно-историческое событие. Но что он такого великого сделал пролетарский вождь этом городе? В феврале 17-го его здесь близко не было, переворотом в октябре руководил в основном Троцкий, а Ильич прибыл только за несколько дней до него и почти все время скрывался на конспиративной квартире.  
Короче, давайте отрешаться от мертвящих исторических мифов и возвращаться в животворное русло народной топонимики: Питер есть Питер и все тут. Волшебный город для тех, кто здесь не живет, любимый для тех, кто живет. Надеюсь, вечный.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.