В Петербурге вновь поднят вопрос о музее на месте шведской крепости Ниеншанц

В Петербурге вновь поднят вопрос о музее на месте шведской крепости Ниеншанц
  Источники: "Коммерсант", Википедия, protect812.com, gorod-812.ru.
Как стало известно ИА FederalCity, на сайте Министерства культуры появился акт экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Ниеншанц (Охта-1) Шведская крепость 1611–1703». По итогам экспертизы территория выявленного археологического памятника на Охтинском мысу сокращается, что вызвало протесты градозащитников.

Надо сказать, что статус выявленного археологического памятника был присвоен этой территории временно, по результатам раскопок, проводившихся здесь в 2006 – 2010 годах. Для придания этому статусу постоянного характера и необходима была экспертиза.
Ее проводил Айрат Ситдиков из Казанского федерального университета. Результаты, в общем-то, новостью для археологического сообщества не стали. Еще в 2009 году, по итогам раскопок, состоялось заседание Археологической секции экспертного совета Росохранкультуры. Тогда ученые сошлись во мнении, что в полном объеме сохранение объектов мыса невозможно. Если же, как требуют градозащитники, создавать здесь археологический музей под открытым небом, то выход один – на основании остатков строений строить новодел.
Однако участок принадлежит «Газпрому», который собирался строить здесь свой офис в виде башни «Охта-центра». Вследствие мощного противодействия петербургской общественности, подкрепленной, в том числе, и известиями о найденных здесь археологических памятниках, проект был свернут. Сейчас «Газпром» достраивает питерский офис в другом месте – в Лахте.  
По слухам, «Газпром» давно пытается продать не нужный больше участок на Охте, однако покупателей не находится. А чтобы устроить здесь музей, землю должно приобрести городское правительство. Которое, однако, средств на это выделять не собирается.
Градозащитники полагают, что последняя экспертиза прошла под контролем «Газпрома» - по их сведениям, заказавшее ее ООО «Город» связано с газовым монополистом.
- Главный и преднамеренный недостаток экспертизы в том, что эксперт не в полной мере использует данные отчетных материалов, которые сам же приводит. В материалах говорится об одних масштабах сохранившихся сооружений, а эксперт берет только небольшие их части и предлагает сохранять, – говорит поддерживающий идею музея археолог Петр Сорокин.
Однако предложения Ситдикова с точки зрения мировой практики вполне разумны.
-  Там практически нет того, что можно было бы музеефицировать. Если здесь будет вестись строительство, то план будущей застройки должен быть таким, чтобы позволить показать кусочки рвов и сооружений, общую планировку укреплений. Примеров, как это сделать, в мире достаточно, - уверен заместитель директора Института археологии РАН доктор исторических наук Петр Гайдуков.
А при варианте «музея под открытым небом» все может закончиться печально.
- Будет стоять яма, потихоньку заливаться водой, и то, что там археологи накопали, конечно, уйдет под воду: снег, дождь и тому подобное. На мой взгляд, сохранить это под открытым небом нереально. – говорит директор Музея городской скульптуры Владимир Тимофеев.
Есть вариант проведения более тщательных раскопок с последующей передачей экспонатов в музеи и снятием с территории охранного статуса. Однако пока ни один петербургский музей не проявил заинтересованности в приобретении здешних находок.
На мысе было раскопано несколько археологических объектов: неолитическая стоянка, остатки городища эпохи Средневековья, а также двух шведских крепостей – Ландскроны и Ниеншанца. Однако во всех случаях можно говорить лишь о незначительных остатках памятников, большая часть которых была уничтожена в результате хозяйственных работ в Новое время.
- Вопрос об археологическом музее на Охтинском мысе – более политический, чем научный, - сказал в беседе с ИА FederalCity писатель и историк Павел Ганипровский. –  Он имеет отношение к питерскому движению «ингерманландцев» - интеллигентскому варианту северо-западного сепаратизма. Эти господа ведут начало Петербурга не от его основания Петром, а именно от шведского Ниеншанца. Для них это символ «европейскости» Петербурга и, соответственно, некой оппозиционности «ордынской Московии». То есть, чисто политические мотивы, особенно после Евромайдана на Украине. Причем, защищают они именно Ниен, а не шведскую же Ландскрону – очевидно, потому что после нее тут были русские поселения. И уж речи нет, конечно, о средневековом поселении, тоже русском или, в крайнем случае, православной ижоры.
Причастен к созданию мифа о «питерской Трое» был и известный профессор Анатолий Кирпичников, один из немногих отечественных археологов, понимающий значение пиара и хорошо владеющий его приемами. Он в свое время был одним из главных рупоров совершенно несостоятельного с научной точки зрения признания Старой Ладоги «первой столицей Руси». И вообще в науке стоит на позициях норманизма, что тоже в наше время является политическим маркером.
Я, разумеется, всячески поддерживаю сохранение в Петербурге археологических памятников, но в данном случае от них осталось так мало, что вряд ли стоит ублажать чувства оппозиционной «петербургской общественности», а не развивать совершенно депрессивный на сегодняшний день район города. Питер, вообще-то, сплошной культурный слой, так что, по логике «градозащитников», тут не следует вообще ничего строить, а следует организовать большой музей под открытом небом. А петербуржцев, очевидно, выселить в Ленобласть.   

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.