Рвался через Перекоп и не знал, что мою деревню сожгли – разведчик Сергей Кирилленко

Рвался через Перекоп и не знал, что мою деревню сожгли – разведчик Сергей Кирилленко
  Переправа через Сиваш. 8 апреля 1944 года. Фото: history-doc.ru.

Крымская наступательная операция началась 8 апреля 1944 года ударом на Перекоп с Сивашского плацдарма. Участие в ней принимали более 470 тысяч бойцов и командиров 4-го Украинского фронта, Отдельной Приморской армии, Черноморского флота и Азовской флотилии. В подборке ИА FederalCity – воспоминания участников боев за освобождение Крыма.

Иван Тюрин, 1944 год. Фото: history-doc.ru.

Узнали об Одессе и пошли без приказа 

Командир танка, лейтенант Иван Тюрин воевал в 22 гвардейском Мелитопольском танковом полку прорыва в составе 51 армии 4-го Украинского фронта.

Как вспоминал танкист, о грядущем наступлении на Крым знали в полку все, однако говорить об этом вслух не рекомендовалось – военная тайна. Накануне главного удара по радио объявили об освобождении Одессы и батальон ринулся в прорыв, с криками: "Ура Одессе, даешь Севастополь!".

К утру укрепления и три противотанковых рва гитлеровцев были взяты.

Из письма Ивана Тюрина:

"Со своим 22 Гвардейским Мелитопольским полком особого прорыва сделал все. Мы на Сивашском направлении проскочили и Перекопу помогли. 10 апреля один из гитлеровских палачей, который сидел в Тигре и залез в укрытие в сарай молочной фермы, которого я поздно заметил, поразил мой танк, 150-200 м от них. Двое танкистов погибли, механик Руфан Николай и я остались живы: я тяжело ранен, кое как выскочил с перебитой правой рукой ..тяжелое ранение около 30 осколков … До этого я был справа и уничтожил гаубицу, за это орден Красной Звезды. Заражение газовой гангреной, температура 40 и более. Хирург говорил: "Есть чудеса, ты выжил чудом".

В 44-м Тюрину было двадцать. Он вернулся домой и прожил еще 46 лет, у него родился сын, две дочки и пять внуков.

Сожженная деревня, 1942 год. Фото: history-doc.ru.

До дома два шага, но терпели и ждали 

Разведчик 34-го кавалерийского полка 4-го гвардейского Кубано-казачьего корпуса Сергей Кирилленко родился и вырос в Крыму, в предгорном селе Кутуры.

Война застала его у родни на Ставрополье, а с осени 1942 года он уже воевал, сначала рядовым казаком-кавалеристом, затем в составе разведвзвода.

"В калмыцких и кубанских степях, на Северном Кавказе, в Приазовье, везде, где сражался наш полк, тосковал о своих родных, думал, как там, в Крыму. Рвался домой", - вспоминает Кирилленко.

Он рассказал о том, что вместе с ним воевал его земляк, евпаториец, армянин по имени Тигран. Когда их полки встал у Сиваша, они часами глядели через бруствер на такой близкий, но пока недоступный Крым.

8 апреля началось наступление, а уже 10 апреля кавалеристы вышли на оперативный простор и начали преследование отступавших немецко-румынских войск.

Врага гнали до Севастополя, и только спустя неделю Сергей Кирилленко смог, по пути в штаб дивизии, завернуть в родную деревню.

"Когда выехал на гребень горы, увидел внизу мои Кутуры. Точнее, место, где была деревня. Увидел только обугленные развалины. Позже узнал, что деревню сожгли весной 1943 года за связь с партизанами. Нескольких мужчин расстреляли, всех выгнали из хат и зажгли. Отец мой был в партизанах и погиб через два месяца. Мама умерла в декабре 1943-го. Двух младших сестер угнали в Германию, и с ними я увиделся только после войны", - рассказывает ветеран.

Сергей Кирилленко был контужен и ранен в плечо и руку 8 мая 1944 года в районе бухты Стрелецкой в Севастополе. После госпиталя участвовал в боях в Прибалтике, в боях под Кенигсбергом был ранен опять. После Победы жил на Кубани, в Крым он так и не вернулся.

Санинструктор 136-го отдельного батальона связи 51-й армии Екатерина Селищева. Фото: history-doc.ru.


Чуть в сторону от белых бинтов – и взрыв  

Участница боев за освобождение Крыма, санинструктор 136-го отдельного батальона связи 51-й армии Екатерина Селищева заходила на полуостров через Сиваш.

"Был построен мост, но с него люди все время падали и по Сивашу проходили вброд. Была большая сутолока. Затем достигли прорванного прохода, по краям которого висели бинты, как метки, чтобы легче было перейти. Некоторые солдаты, оступившись чуть в сторону, отходили от прохода, и моментально следовал взрыв мины, настолько плотно немцы их наставили", - говорит Селищева.

Первый серьезный бой их полк принял под Джанкоем, где пришлось отбивать у противника элеватор. Под Симферополем красноармейцы впервые увидели крымских партизан. Как рассказала санинструктор, на их глазах они расстреляли пятерых полицаев – двух русских и трех татар – за бесчинства во время оккупации.

Самый страшный бой в жизни ветерана – 7 мая 1944 года, Сапун-гора, Севастополь.

Из воспоминаний Екатерины Селищевой:

"Нам приходилось переползать по трупам, чтобы перевязать раненного, но еще живого бойца. Когда ранили нашего комбата, Шилова, попыталась его вытащить из под огня. Донесла до наших, затащила за большой валун и сомлела. Потом увидела – все руки и лицо посекла каменная крошка от немецких пуль. Но слава Богу, не ранило. Комбат выжил и дошел до Праги, и я домой вернулась".

Вся территория полуострова была освобождена за восемь дней. К 16 апреля в руках гитлеровцев оставался только Севастополь – главный оплот врага и основная цель Крымской наступательной операции. Бои за Севастополь завершилась только 12 мая 1944 года в районе мыса Херсонес.

Группа бойцов в освобожденном Севастополе. 9 мая 1944 года. Фото: history-doc.ru.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.
Не забывайте подписываться на канал FederalCity в Яндекс.Дзен