Город с величественной разрушающейся архитектурой

Город с величественной разрушающейся архитектурой
  Многие исторические здания центра Петербурга обречены на скорое разрушение. Фото ИА FederalCity

На сайте КГИОП имеются сведения о более чем восьми тысячах памятниках культурного наследия, но на улицах культурной столицы их гораздо больше. И многие из них не переживут этот век.

К сожалению, большинство зданий петровской эпохи, строения начала и конца XX века на данный момент находятся в неудовлетворительном состоянии. Некогда в таких домах проводились громкие торжества, в их стенах люди проживали свои интересные жизни. Сегодня многие здания расселены, а их заброшенные залы стали убежищем для маргиналов и асоциальных личностей. 

Вспомним дом Лялевича на улице Розенштейна. Стоит сказать, что объект практически не пострадал во время Великой Отечественной войны, и его «добили» уже в мирное время. С 2006 по 2008 год в районе архитектурной постройки были снесены 23 здания известных архитекторов эпохи модерна, но и здесь дом Лялевича выстоял. К слову, в 2006 году он был признан аварийным, спустя три года его расселили, в 2012 году захотели отдать под паркинг и лишь в 2018 году здание выставили на торги. Заметим, что в январе текущего года в стенах исторического объекта обнаружили следы пребывания наркоманов и мародеров, там регулярно случались пожары. 

Еще одним объектом с печальной судьбой можно назвать сердце «золотого треугольника» — Конюшенное ведомство: оно около 20 лет ждет своей очереди на спасение.  Несколько инвесторов предлагали свою помощь властям в спасении разрушающегося ансамбля. Один из них предлагал построить внутри двора ведомства купол, другой - сделать апарт-отель и культурно-общественное пространство. Однако этим планам не суждено было сбыться. Сегодня здание Конюшенного находится в аварийном состоянии, а степень его разрушения не известна даже специалистам. 

«Красный треугольник» — бывшая фабрика по производству резины. Эксперты отмечают, что состояние объекта приемлемое, а вот перспективы совершенно не радужные. Так, в минувшем году здесь уже рухнула крыша. Проверки показали, что это дело рук мародеров. Удивительно, что и здесь местные власти не проявляют никого сострадания к истории, несмотря на то, что здание фабрики является памятником промышленной архитектуры.

Дом Басевича со двора. Фото Марины Макаровой из ТГ-канала "Живой Город"

Самой известной «заброшкой» Петербурга по праву можно считать дом Басевича. В 2007 году здание признали аварийным, а в 2008 началось расселение. На протяжении долгого времени объект пустует, а частые пожары и протечки делают здание неприемлемым для реставрации. Сегодня у Дома Басевича появляется все больше неравнодушных соседей, которые следят за ним и желают помочь ему выжить. Активисты и жители Петроградской стороны решили объединяться и проводить еженедельные встречи для обсуждения ситуации вокруг здания и возможных действий по его спасению.  

Местные градостроители и архитекторы сетуют, что город принимает неверные решения и расставляет неправильные приоритеты. Например, жительница дома Челищева рассказала журналистам, что ее мама была одним из последних «расселенцев», и она уверена в том, что в здании было, что сохранять. 

«Этот дом для меня — сочетание всего прекрасного и одновременно отвратительного. Но какой бы сложной ни была наша жизнь там, мы научились любить свой город, беречь то немногое, что сохранилось до наших времен, радоваться тому, что повезло, да, именно повезло, жить так, как мы жили. Боль, которую я испытала, увидев то, во что превратился дом, который «охраняет государство», не передать», — рассказала Екатерина Соколова, которая прожила в «доме с носом» с самого детства. 

Напомним, что в минувшем году здание передали Музею Академии художеств, но на данный момент, оно законсервировано. Любители «адреналина» пробираются внутрь, помимо этого здесь часто происходят пожары. 

Как отмечают эксперты, жителям Петербурга надеяться не на кого. Специалисты уверены, что основная проблема — неоднородность градозащитной среды.  Пока есть что спасать, необходимо как можно скорее учиться разговаривать друг с другом и находить «хоть какие-то компромиссы».