Американцам не понравится то, что последует за инфляцией

Американцам не понравится то, что последует за инфляцией
  Есть мнение, что "застой" еще хуже инфляции. Фото: stock.adobe.com

Экономическая ситуация в западных странах, включая Соединенные Штаты Америки, которую освещало FederalCity, по-прежнему оставляет желать лучшего. Несмотря на то, что центральным банкам США удается замедлить инфляцию, по мнению издания «Bloomberg», это приведет к не менее тяжелым последствиям. 

 

После обуздания инфляции США ждет нечто похожее на провал с низкими темпами роста, в котором страна находилась раньше в течение многих лет. Мы не думали об этом весь последний год или около того, будучи втянутыми в драму ценовой спирали, беспрецедентной для большинства из нас. Но независимо от того, ввергла ли Федеральная резервная система (ФРС) экономику в рецессию или все же сумела обеспечить «мягкую посадку», мы, вероятно, перейдем от инфляции в другую сложную экономическую ситуацию и столкнемся с новыми проблемами, не имеющими прямых решений. 

Штаб-квартира МВФ в Вашингтоне. Фото: Википедия 

Похоже, сейчас мы действительно на пути к выходу из инфляции. Инвесторы на рынках облигаций ожидают, что она замедлится через пару лет. Несмотря на сбои в Китае, глобальные цепочки поставок товаров, похоже, оправляются от шока, вызванного пандемией. ФРС яростно повышает ставки, и последние результаты стимулирования спроса ослабевают, сокращая личные сбережения потребителей. Рост числа рабочих мест замедляется. 

Но проблема в том, что после того, как экономическая ситуация стабилизируется, страна вернется в то плачевное состояние, в котором она была раньше, до инфляции и до высокого экономического роста предыдущих лет – в «болото» сокращения рабочей силы и низких инвестиций, стагнации заработной платы и безудержного неравенства, которые годами сдерживали процветание. 

Оливье Бланшар. Фото: Википедия 

Ответить на важнейший вопрос – откуда берется экономический рост? – станет еще сложнее, если энергоносители останутся дорогими, а экономика Китая перестанет расти, как она растет в странах с развивающимся рынком, и начнет замедляться, как это происходит там, где рынок уже развит. 

В отличие от приступов инфляции – проблемы, с которой ФРС и другие центральные банки научились справляться, повышая процентную ставку – постинфляционный сценарий трудно диагностировать, не говоря уже о том, чтобы предотвратить присущие ему проблемы. 

Старение населения сокращает численность рабочей силы, повышая уровень иждивенчества не только в богатых странах, но и в Китае. Эта динамика лежит в основе многих наших бед, сдерживающих экономический рост, и это основная движущая сила так называемой «вековой стагнации», которая до пандемии COVID-19 считалась главной экономической проблемой нашего времени: сочетание высоких сбережений и скудных инвестиций, которое дало нам упорно низкий рост экономики наряду с упорно низкой инфляцией и упорно низкими реальными процентными ставками. 

Вход в здание Лондонской школы экономики. Фото: Википедия 

И очень похоже, что стагнация останется с нами. Оливье Бланшар, бывший главный экономист Международного валютного фонда, отмечает, что работники, рассчитывающие провести основную часть своей долгой жизни на пенсии, будут тратить меньше, а сберегать больше. Более низкие показатели рождаемости подталкивают ситуацию в том же направлении, сокращая количество будущей рабочей силы по сравнению с числом пенсионеров. 

И решить эту головоломку будет трудно, даже если все согласятся с ее особенностями. Как бы ФРС ни пыталась стимулировать экономику, скупая долгосрочные долги, она годами не достигала своих целевых показателей по инфляции. Экономический рост замедлился в течение десятилетия после финансового кризиса, а процентные ставки оставались на самом низком уровне. 

Некоторые экономисты предположили, что более масштабные государственные расходы могут помочь поддержать спрос. Но этот аргумент вряд ли выдержит критику, после того как крупные пакеты фискальных стимулов 2020-го и 2021 годов способствовали неконтролируемому всплеску инфляции, невиданному за последние четыре десятилетия. 

Главный кампус Массачусетского технологического института. Фото: Википедия 

Более того, среди специалистов сейчас нет ничего и близко похожего на консенсус в отношении «диагноза» экономической ситуации. В ее теперешнем состоянии играют роль и другие сопутствующие факторы. Так, неравенство доходов, вероятно, привело к снижению расходов и увеличению сбережений, и то же самое относится и к корпоративной концентрации. Повышенное восприятие риска, вызванного самыми разными проблемами – от пандемий, геополитических потрясений и удлинения цепочек поставок до, возможно, неопределенности в регулировании – тоже, вероятно, сказалось на инвестициях. А деглобализация, если она действительно сохранится, скорее всего, еще больше подтолкнет цены вверх и замедлит экономический рост. 

Люди даже не могут прийти к единому мнению о том, как старение населения повлияет на будущее. Некоторые экономисты МВФ утверждают, что точно по тому же принципу, по которому демографический пузырь, созданный поколением бумеров, поддерживал инфляцию на относительно низком уровне в течение 40 лет, пока молодые люди работали и копили на пенсию, старение подтолкнет инфляцию вверх, когда это поколение уйдет с работы и потратит свои сбережения. 

Здание Федерального резервного банка Сан-Франциско. Фото: Википедия 

Чарльз Гудхарт из Лондонской школы экономики считает, что все будет двигаться примерно в этом направлении. По его словам, период низкой инфляции, продлившийся примерно с 1980 года до недавнего времени, был историческим исключением, главным образом вызванным увеличением численности рабочей силы, не в последнюю очередь из-за включения в мировой рынок огромной рабочей силы Китая. Эта демографическая динамика в настоящее время меняется на противоположную, что приводит к низким темпам роста и повышению цен. 

Что со всем этим делают политики? Смягчить удар могло бы повышение пенсионного возраста, но сделать это непросто. Также мог бы помочь более быстрый рост производительности – как это ни удивительно, но Дарон Асемоглу и Паскуаль Рестрепо из Массачусетского технологического института обнаружили, что в обществах, которые старели быстрее, наблюдался более высокий экономический рост, возможно, из-за увеличения инвестиций в автоматизацию

Рагурам Раджан. Фото: Википедия 

Однако, если судить по цифрам, то рост производительности в тех случаях был далек от впечатляющего. Всплеск, наблюдавшийся во время пандемии, вряд ли сохранится, говорит Джон Фернальд из Федерального резервного банка Сан-Франциско. Какими бы захватывающими ни выглядели такие инновации, как «CRISPR» и «Tesla», технологический прогресс кажется сейчас несколько заторможенным по сравнению с более далеким прошлым. 

Рагурам Раджан из Чикагского университета, бывший глава Резервного банка Индии, предлагает другую точку зрения. Если денежно-кредитная политика не смогла активизировать экономический рост, а фискальные стимулы привели к резкому росту инфляции, возможно, решение заключается в другом более-менее эффективном плане спасения Америки: государственные расходы не на стимулирование спроса, а на создание физической и социальной инфраструктуры, которая может вывести США из депрессии и приблизить ее к хорошей производительности. Но на данный момент эта возможность, вероятно, уже упущена.