«Матильда» задела воспаленный нерв России

«Матильда» задела воспаленный нерв России
  Источник трейлер фильма "Матильда"

За три дня до премьеры скандального фильма страсти вокруг него продолжают накаляться. 

Несмотря на подписку о неразглашении содержания фильма, которую давали люди, посмотревшие его на закрытых просмотрах, журналисты многих изданий подробно описывают его в своих статьях.

Фильм уже ушел в виде пиратских копий в интернет. На днях Мосгорсуд постановил удалить «Матильду» с одного из интернет-сайтов.

Представители творческой интеллигенции продолжают высказываться в связи со скандалом. Вот что сказал, например, народный артист Василий Ливанов:

- Бессовестно оклеветав царя, Учитель косвенно поддержал решение Свердлова и Ленина о казни царской семьи. Не дай Бог кому-нибудь иметь такого учителя! Учитель выставил русского царя, страдальца и мученика за веру, в оскорбительном виде – так говорят люди, мнение которых я уважаю. Его фильм – плевок и в православие.

Свое мнение для ИА FederalCity изложил петербургский писатель и публицист Павел Ганипровский:

- За неделю до премьеры «Матильды» уже ясно, что она не вызовет большего скандала, чем уже бушевал по поводу этой ленты раньше. Обычные споры вокруг фильма, касающегося одного из узловых периодов отечественной истории, очень быстро перешли чуть ли не в гражданское противостояние. Но почему так случилось?

Сначала все выглядело, как изолированная инициатива Натальи Поклонской, обусловленная ее личным отношением к последнему русскому царю. После Русской весны Наталья Владимировна стала одной из самых популярных медийных фигур в российском политикуме. Когда она прошла в Думу, большинство решило, что она использует свою популярность обычным образом – для возведения прочной карьеры. Однако не была принята во внимание яркая пассионарность Поклонской, которая заставила ее пойти против майданного режима на Украине, став одним из главных символов сопротивления ему. Оказалось, что эти поступки были не рассчитанным риском, оправданным перспективой будущих преференций, а искренним безоглядным порывом.

Более того, оказалось, что этот порыв может быть направлен и к предмету, не слишком популярному в нашем, до сих пор достаточно левом по взглядам, обществе – например, к памяти Николая II. И когда Наталья Владимировна появилась на шествии Бессмертного полка с иконой царя-страстотерпца, в глазах очень многих она перестала быть «нашей няшей». Но более всего новоявленных хулителей вчерашней героини взбесило то, что ей, казалось бы, совершенно безразлична потеря этой самой популярности.

Однако пока все выглядело, как свара известной депутатши с известным режиссером, большинство сограждан с умеренным интересом наблюдали за происходящим, лениво похрустывая попкорном. Но потом вдруг выяснилось, что в России хватает людей, поддерживающих взгляды Поклонской – и тут все началось серьезно.

Сейчас уже очевидно, что недовольных фильмом гораздо больше, чем 100 тысяч – а именно столько подписей за запрет фильма на сегодняшний день собрала Поклонская. Но еще более значимым стало то, что ее поддержали многие представители элиты, в том числе и властной, как Рамзан Кадыров. Ну и, разумеется, фильм безусловно осуждает Православная Церковь, причем не только русская. Против него уже высказались не менее десяти архиереев, возглавляющих епархии РПЦ, и великое множество духовенства рангом ниже. Жирую точку поставили слова Патриарха о лживости в произведениях искусства, которая «грубо искажает историческую действительность и сознательно вводит людей в заблуждение».

Удивляться этому не стоит: может быть и не желая того, создатели ленты задели все еще воспаленный нерв России и она вновь закричала от боли. Но это многих испугало, и не только непосредственно создателей фильма. Мысль о том, что на поставленные сто лет назад вопросы до сих пор не дано ответов, и что рано или поздно их придется давать, многих выводит из себя.

Этот испуг, кстати, разрушает одну из конспирологических версий – что скандал вокруг фильма инициирован его создателями в рекламных целях. Возможно, сначала они и рассчитывали на некую православную «движуху» вокруг ленты, но явно были уверены, что это будет весело, не страшно и действительно послужит ее продвижению. Но когда сотни тысяч людей стали выражать протест, когда против фильма выступили власть имущие, когда отдельные кинотеатры и целые их сети стали отказываться от демонстрации фильма, а телеканалы – от его рекламы, стало ясно, что это уже не игрушки.

Отсюда и цунами обвинений, обрушившееся на ту, кто первой поднял больной вопрос – Наталью Поклонскую. Если сначала ее монархизм и православность воспринимались либеральной и левой (да и некоторой частью правой) российской элитой с жалостливой улыбочкой – мол, что возьмешь с убогой, то теперь Наталья Владимировна вызывает в этих кругах настоящую ненависть. Хотя в принципе, ничего необычного в таком поведении политика нет – в других странах христианские ценности защищают целые партии.

Но самое удивительное в этой истории то, что личность человека, погибшего почти сто лет назад, так волнует множество наших современников. В стремлении защитить память последнего русского царя ощущается буквально личное отношение к нему – словно кто-то оскорбил отца этих людей. И это не спишешь на моду или коллективный психоз – тут угадывается нечто таинственное, не от мира сего.