Муниципальные депутаты не доверяют ДЭГ и призывают голосовать по старинке

Муниципальные депутаты не доверяют ДЭГ и призывают голосовать по старинке
  Электронное голосование. Источник: https://pixabay.com

В Государственной Думе в середине марта должно пройти второе чтение законопроекта о дистанционном электронном голосовании (ДЭГ). Сейчас, в новых обстоятельствах, судьба онлайн-голосования на выборах становится менее определенной, однако и без этого электронное голосование стало в России объектом жесткой критики оппозиционно настроенной части российского политического спектра. 

ИА FederalCity поинтересовалось мнением муниципальных депутатов Москвы о перспективах практики ДЭГ на предстоящих в столице весной муниципальных выборах.

Напомним, законопроект о ДЭГ внесен в Думу в декабре прошлого года единороссами Дмитрием Вяткиным и Дмитрием Ламейкиным. Документ вводит в закон о гарантиях избирательных прав новую статью, в которой закреплены принципы электронного голосования, но о наблюдении и общественном контроле за ДЭГ в тексте первого чтения ничего не говорится.

Прежняя практика применения электронного голосования в Москве оставила огромное количество открытых вопросов, многие из которых могут свидетельствовать о вопиющих нарушениях основополагающих принципов проведения выборов. 

Такой позиции продолжает придерживаться первый собеседник ИА FederalCity – глава муниципального округа Раменки Максим Гонгальский. По его словам, его отношение к электронному голосованию принципиально не изменилось с того момента, когда он с единомышленниками подготовил развернутый критический анализ хода электронного голосования в Москве осенью 2021 года. 

Опубликовано новое расследование о ДЭГ в Москве

В Общественном штабе по наблюдению за выборами. Фото: https://opmoscow.ru

ИА FederalCity рассказывало о коллективном расследовании с участием Гонгальского (кандидата физико-математический наук, выпускника и научного сотрудника МГУ им. М.В. Ломоносова), которое показало, что переголосование в Москве в процессе электронного голосования (его руководитель Общественного штаба по наблюдению за выборами Алексей Венедиктов преподносил как защиту от административного давления на избирателей) "не защитило от произвола, а создало его". Расследователи предположили, что помимо публичного блокчейна существовал еще и "тайный" блокчейн, неподконтрольный избирательной комиссии, а подконтрольный только Департаменту информационных технологий (ДИТ) Москвы. А процедура отделения голосов, которые оказались ошибочными и вместо которых избиратели подали новые голоса – переголосовали – полностью закрыта от общественности и производилась ДИТ Москвы, а не избирательной комиссией. 

Максим Гонгальский в комментарии ИА FederalCity тогда, в октябре 2021 года, отметил, что необходимо следить за ситуацией вокруг ДЭГ. По его мнению, "никто не следил за этой историей, потому что всем казалось, что так нагло и грубо фальсифицировать на электронном голосовании – себе дороже". По этой причине ДЭГ остался без должного внимания наблюдателей и общественности, а то, что стало известно от пары наблюдателей о ДЭГ – лишь "дверной глазок" в этот мир. 

"Будем следить за федеральной системой [электронного голосования], отменят ли московскую или как-то ее докрутят – так, чтобы хотя бы таких грубых фальсификаций не было", – сказал Максим Гонгальский. 

"Комитет за отмену ДЭГ". Источник: телеграм-канал Тимонов  

Муниципальный депутат района Некрасовка Дмитрий Шувалов, комментируя п просьбе ИА FederalCity перспективы ДЭГ в Москве, отметил:

"Все предыдущие выборы у оппозиции теоретически всегда была возможность проконтролировать выборы. Это не всегда и не везде удавалось, так как обычно не хватало членов избирательных комиссий, тем более опытных. Но тем не менее возможность проконтролировать была, причём на каждом уровне.

С введением ДЭГ такая возможность исчезает, причём на районном уровне (территориальная избирательная комиссия) она исключена полностью. 

Есть устойчивое мнение, что главная задача ДЭГ – это президентские выборы. И меня как муниципального депутата больше всего волнуют муниципальные выборы в Москве этого года. Надеюсь, что депутат Мосгордумы Тимонов Михаил абсолютно прав и власти не станут их фальсифицировать, чтобы заполучить доверие граждан к президентским выборам 2024 года. Иначе можно считать, что Россия скатывается к бутафорским выборам". 

Алексей Венедиктов. Источник: https://opmoscow.ru 

Надежда Загордан, муниципальный депутат района Измайлово, отвечая по просьбе  ИА FederalCity на вопрос о перспективах ДЭГ, рассказала о собственном опыте участия в выборах с применением онлайн-голосования.  

Выпускница Московского авиационного института, сотрудница Федерального исследовательского центра «Информатики и управления» кандидат физико-математических наук Надежда Загордан в Пресненском районном суде оспаривала результаты дистанционного электронного голосования по 205 округу, где баллотировалась в Госдуму. Основные аргументы в ее иске: несоответствие количества зарегистрированных избирателей на ДЭГ и количество проголосовавших по ДЭГ по итоговому протоколу, а также препятствования наблюдению, из-за которых даже члены УИК ДЭГ не имели доступа к узлу наблюдателей после 20.00 19 сентября. 

Загордан в своем комментарии отметила, что власти введение ДЭГ аргументировали тем, что дистанционное голосование более современно, открыто для контроля, позволяет произвести волеизъявление более комфортно, не выходя из дома, а также предотвращает фальсификации, но у нее другое мнение на этот счет: 

"Как кандидат в депутаты Госдумы  2021 года по Преображенскому одномандатному округу и человек, оспаривающий результаты ДЭГ, я знакома с электронным голосованием не понаслышке. 

В отличие от регионов в Москве использовалась платформа, разработанная по заказу Департамента информационных технологий (ДИТ). Никакой информации в открытом доступе о том, в рамках какого контракта разрабатывалась платформа, кем была  верифицирована и протестирована, какие аттестационные испытания проходила, какие сертификаты безопасности имела, нет. Суд отказал в удовлетворении ходатайств на получение данной информации, результаты голосования считались некой программой, о которой достоверно неизвестно ничего. Хотя власти Москвы и утверждают, что они выложили почти весь исходный код программного обеспечения на ресурсе GitHub, но проверить, соответствует ли данное утверждение действительности, не представляется возможным: никто из независимых наблюдателей не имел возможности проследить, как производилась сборка и запуск программы. Таким образом, об открытости и общественном контроле мы можем далее не говорить. 

Разделение ключа расшифрования для онлайн-голосования на выборах 17-19 сентября. Источник: https://opmoscow.ru 

Следует заметить, что руководитель ДИТ (заказчик программного обеспечения ДЭГ) зависим от мэра г. Москвы Собянина С.С., т.к. именно мэр уполномочен освобождать от должности руководителя ДИТ. Собянин С.С., в свою очередь, не раз выражал заинтересованность в победе конкретных кандидатов в каждом округе (так называемый список Собянина С.С.). Неудивительно, что без учета результатов ДЭГ в Москве побеждали 9 из 15 кандидатов не из списка Собянина, а после объявления результатов ДЭГ победителями оказались только те 15 кандидатов, которым благоволил мэр. 

В Москве пытались создать видимость открытости процедуры ДЭГ и даже создали раздел «Сервис наблюдения за регистрацией на ДЭГ» на сайте mos.ru. Однако количество зарегистрированных на ДЭГ избирателей и проголосовавших поразительно отличалось. Например, в Преображенском округе, по данным c mos.ru, зарегистрировалось 102 142 избирателя, а проголосовало на 20 тысяч больше, чем зарегистрировалось. Странно?  Мне тоже так показалось, и я попросила суд истребовать списки избирателей, зарегистрировавшихся на  ДЭГ, но суд и тут отклонил мое ходатайство.  

Члены электронного избиркома призвали отменить результаты ДЭГ в Москве

Бумажные дубликаты электронных бюллетеней. Источник: mos.ru (по лицензии Creative Commons Attribution 4.0)  

Суды по ДЭГ вообще проходили очень показательно. Ответчик (УИК ДЭГ) просто отказался отвечать на все мои вопросы, а судья Пресненского суда Каржавина Н.С. отказывала во всех моих ходатайствах по истребованию документов и доказательств по делу. Решение российских судов по  ДЭГ предсказуемо: оставить иски об аннулировании результатов ДЭГ без удовлетворения, т.к. у истцов (кандидатов в депутаты) нет доказательств нарушений. Впрочем, действительно, ДЭГ устроен так, что на руках у кандидатов и независимых наблюдателей есть только бумажка с результатами голосования, а суд истребовать документы и доказательства отказывается.  

Неудивительно, что если раньше аномальную явку в 90 и более процентов и выше мы  наблюдали только в таких специфических регионах, как Чечня, Тува, Крым, Дагестан, то на выборах 2021 года УИКи с аномальной явкой выше 90% появились и в Москве. Например, только в районе Измайлово с 60 тысячами избирателей обнаружилось аж 3 УИКа с явкой более 90%. При этом надо отметить, что до введения ДЭГ на этих участках за последние 10 лет никогда не наблюдалось значимого отклонения от средней явки по Измайлову, которая варьировалась от 17 до 29 процентов.  

В Общественном штабе по наблюдению за выборами. Источник: mos.ru (по лицензии Creative Commons Attribution 4.0) 

Остро стоит вопрос, что делать с фактической ликвидацией системы выборов посредством введения ДЭГ. Я рекомендую объяснять всем знакомым, что нельзя ни в коем случае регистрироваться ни на какие дистанционные голосования. Просто необходимо потратить полчаса один раз в два года, прогулявшись до избирательного участка и проголосовав за понравившегося кандидата. А если есть силы и задор, то вступить в дружные ряды независимых наблюдателей. В Москве ближайшие выборы состоятся уже в сентябре – выборы муниципальных депутатов, и я призываю всех избирателей активно участвовать в процессе голосования старым, но надежным способом".