Владимир Орлов, МОО "Вече": "Народ в России готов принимать исторические вызовы в одном окопе"

Владимир Орлов, МОО "Вече": "Народ в России готов принимать исторические вызовы в одном окопе"
  Акция "Бессмертный полк". Источник: МОО "Вече"

Специальная военная операция на Украине многое расставила в российском обществе по своим местам: одни оказались "большими патриотами" и уехали заграницу, другие стали оказывать помощь Донбассу, жертвуя свое время, силы и средства. Странным образом о первых у нас часто говорят гораздо больше, чем о вторых. ИА FederalCity решило исправить этот информационный перекос. Собеседник агентства сегодня – Владимир Орлов, Председатель Совета межрегиональной общественной организации "Вече", занимающейся сбором и отправкой помощи защитникам Донбасса

Справка

Межрегиональная общественная организация содействия сохранению отечественных традиций и культурного наследия «ВЕЧЕ» (МОО «ВЕЧЕ») учреждена 26 апреля 2009 года с целью разработки и реализации концепции развития Российской Федерации как сильного, независимого и справедливого государства, способного обеспечить свободу, достойную жизнь и равные права для каждого гражданина России, а также восстановления России как культурной, цивилизационной и геополитической объединяющей силы на пространстве бывших республик СССР.

Владимир Орлов. Источник: МОО "Вече" 

Орлов Владимир Петрович – председатель Совета МОО «ВЕЧЕ», член Комитета солидарности с народами Ливии и Сирии, военный эксперт, директор центра военно-политической журналистики ЦИГР.

Родился в 1977 году в Москве. В 2000–2005 гг. проходил службу в частях Московского военного округа. В 2006-2011 гг. работал на руководящих должностях в российских коммерческих компаниях, специализировался на разработке и внедрении автоматизированных систем управления бизнес-процессами предприятий. С 2011 года заместитель председателя совета МОО "Вече". Принимал участие в мероприятиях по возвращению Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации, организовал ряд проектов по защите прав человека на постсоветском пространстве и в других регионах мира. Ведет общественную и благотворительную деятельность, разработал ряд проектов в области сохранения и популяризации культуры Москвы. 

От слов – к делу 

– Владимир Петрович, как возникла ваша организация? С чего все началось?

– Был такой сайт – "ИноСМИ". Сейчас он изменился, а в 2009 году это была площадка для дискуссий патриотично настроенных пользователей. Что интересно, на ней была очень свободная атмосфера, куча интересного контента, не было модерации и ограничений. С приходом в РИА "Новости" нового руководства проект был резко переформатирован. 

Его завсегдатаи возмутились и началась самоорганизация людей, которая привела к тому, что появилось несколько дискуссионных форумов. Часть участников коммьюнити учредила общественную организацию "Вече". 

Помощь Крымску. Источник: МОО "Вече" 

Мы поставили себе задачу – способствовать распространению достоверной и объективной информации о России. Ориентировались мы не на внутреннюю аудиторию, а на зарубежную – рассказывали людям за пределами страны о том, что в ней происходит, что она из себя представляет. 

Нам было важно показать, что здесь по улицам не ходят медведи с балалайками и не ползают змеи, что мы нормальные люди, у нас есть свои интересы, и мы эти интересы готовы защищать. При этом показывали открытость, готовность это со всеми обсуждать, делиться мнением. У нас появились сторонники, в том числе на Украине и в Прибалтике. В США русская община тоже услышала наш призыв к сотрудничеству, люди начали нам помогать. Также мы нашли американских ветеранов Второй мировой, которым привезли и торжественно вручили медали. По сути, мы делали работу, на которую не хватало рук у Россотрудничества

Книги – детям Севастополя

– Какие наиболее интересные кейсы вы можете отметить в этой работе?

– Был интересный проект "Книги – детям Севастополя". Мы возили книги в севастопольские библиотеки, начали поддержку русских школ на Украине, закупали для них учебные пособия в России. Вы видели когда-нибудь таблицу химических элементов Менделеева на украинском языке? Они реально начали придумывать на украинском названия химических элементов, названных на латинском, думая, что это русские названия. Это очень смешно, но этой дичи они учили детей. Мы закупали методические пособия, проводили для учителей семинары, привозили российских преподавателей, пытались что-то делать, чтобы исправить ситуацию.

Акция по сбору книг для детских библиотек Севастополя в Москве. Источник: YouTube 

Георгиевская ленточка на Украине

– Как вы вышли на украинскую тематику? 

– Мы обратили внимание на то, что замечательная акция по распространению Георгиевской ленты – символа Русского мира и общих побед, на Украине не проводится вообще, никто там ею не занимается. В итоге решили, что займемся мы. Стали закупать эту ленточку в России и передавать ее поездами на Украину. Официально завозить было нельзя – СБУшники не пропускали. 

Нашими усилиями Георгиевская лента распространялась по всей территории Украины. Мы ежегодно завозили 300–400 тысяч лент, присутствовали практически в каждом большом городе, в том числе и на западной Украине. И мы были единственными на Украине, кто этим занимался. Причем мы взаимодействовали там не только с населением, но и с государственными органами и муниципалитетами, полицией и даже армией. Многие там смотрели на нас косо, но кроме западной части страны, где доходило до драк, открытого противодействия не было. Украинцы шли на контакт, и все было нормально. 

Георгиевская ленточка на Украине. Источник: МОО "Вече" 

Мы привозили Георгиевские ленты на Украину ко Дню Победы с 2009 по 2013 год, и лишь в 2014 году акция прошла только в одном Севастополе. У нас после этой акции осталась обширная сеть контактов, но многие из украинцев, кто поддерживал нашу акцию, сегодня сидят в тюрьмах. Одним из организаторов наших акций на Украине был Олег Калашников, он был убит в Киеве в 2015 году. А в России то, что мы делали на Украине, ни у кого особого интереса не вызвало. Мы обращались в Россотрудничество, но нам говорили, что у них в этом бюджетном году акция не запланирована, поэтому ничего сказать не могут. Мы делали все сами. 

Украина до 2014 года. Источник: МОО "Вече" 

Север Африки и Ближний Восток 

– Как организация "Вече" вошла в состав Комитета солидарности с народами Ливии и Сирии? 

– С началом событий в Ливии и Сирии мы активно участвовали в них. Нас поддержал наш МИД, поскольку речь шла о дальнем зарубежье. Мы были включены в официальные делегации. В 2011 году был создан Российский комитет солидарности с народами Ливии и Сирии, "Вече" вошла в эту организацию. При общении в поездках с людьми, которые стали потом полевыми командирами, мы прогнозировали и предупреждали, куда все движется. А потом начались Майдан и Русская весна, и все другие проекты ушли на второй план. 

Президент России на базе Хмеймим в Сирии. Источник: kremlin.ru 

«Было понятно, чем это закончится» 

– Вы были на так называемом Майдане? 

– В 2013 году, когда американцы запустили проект по переводу Украины под свой контроль и начался Майдан, мы стали плотно заниматься этой историей. Мы постоянно присутствовали в Киеве, за исключением первых и последних дней противостояния, смотрели на тех людей, кто там был. Было понятно, чем все это закончится, потому что первые лица администрации президента Украины оказались одними из организаторов Майдана, ходили там и кукловодили. При этом никто их не арестовывал и не препятствовал их деятельности. Если майдан против Президента делает Администрация президента, то очевидно, что у страны серьезные проблемы. 

На Майдане была вся украинская элита. Понимая ливийский и сирийский опыт, мы предельно ясно осознавали, чем это все закончится, и уже тогда начали взаимодействовать с ребятами, которые принимали участие в наших акциях с Георгиевской лентой. Мы начали готовиться к тому, что, скорее всего, надо будет предпринимать какие-то решительные шаги. Так получилось, что наиболее активно у нас дело пошло в Севастополе, и именно в Севастополе я был 22 февраля 2014 года. Мы начали формировать отряды самообороны, взаимодействовать с городским советом самообороны, который возглавлял Алексей Чалый. Мы, по сути, привезли ему первые деньги, которые собрали в России для того, чтобы можно было закупить оборудование для проведения митингов. Оно было остро необходимо, потому что доходило до того, что в Севастополе невозможно было провести нормально городской митинг – у мэрии не было необходимого оснащения для этого. Мы купили отличное оборудование, установили его, и тогда уже пошли нормальные митинги, на которые начали приходить люди.  


На митинге в Севастополе. 23 февраля 2014 года. Источник: МОО "Вече" 

Начали работать и с местными депутатами. Самая большая проблема была с украинскими коммунистами. Возможно, потому, что их лидер Симоненко в Киеве поддержал Майдан, проголосовал за передачу власти Турчинову [Турчинов был временно исполняющим обязанности президента Украины с 23 февраля по 7 июня 2014]. После этого Украинская коммунистическая партия самораспустилась де-факто, де-юре ее потом запретили. Но то, что Симоненко оказался одним из отцов начавшегося потом столкновения – это факт. Коммунисты имели самую большую фракцию в Верховной раде и без их участия легитимация Турчинова и этой киевской кровавой хунты в 2014 году была бы невозможна. 

Возможно, в регионах Украины коммунисты этого не хотели, но в Севастополе проблемы с ними были. Потом начались известные события, которые привели к появлению "вежливых людей". Интересный факт: термин "вежливые люди" придумал наш товарищ и коллега Борис Рожин [известен как блогер colonelcassad], с которым мы активно взаимодействовали тогда и взаимодействуем сейчас, он нам помогает, за что ему большое спасибо. Потом придуманное им выражение все растащили, начали использовать, в том числе коммерческим образом, но Борис на это не обижается. 

Помощь Крымску. Источник: МОО "Вече" 

Снаряжение на Донбасс собирали всем миром

– Потом начался Донбасс, и с первых дней, с апреля 2014 года, мы продолжаем активно участвовать в этой истории. С появлением первых отрядов в Луганске и Донецке мы начали оказывать им посильную поддержку. Мы прекрасно понимали, что у людей там ничего нет, в том числе, потому что Донбасс с точки зрения украинской элиты был неблагонадежным регионом. Это проявлялось во многом. Еще задолго до начала Майдана было разорвано железнодорожное сообщение с Российской Федерацией, в регионе не было серьезных складов с оружием и амуницией частей и подразделений: все располагалось где-то в центральной или западной Украине. Поэтому людям нечем было сопротивляться. У них элементарно не было даже бронежилетов. 

Мы начали помогать тем, что могли достать, банально купить на том же "Авито", стали возить туда радиостанции, бронежилеты и другое снаряжение. До момента, когда там были захвачены отделы СБУ и МВД, когда у людей появилось первое оружие и они перестали ходить с охотничьими ружьями и берданками, мы возили им первые бронежилеты и экипировку. В дальнейшем мы принимали активное участие в поддержке ополченческих батальонов Донбасса. По моим подсчетам, с 2014 по 2016 год мы одели-обули порядка четырех батальонов – примерно 1500 человек. Может показаться, что это не так много, но надо учесть, что снарядить солдата стоит примерно 80 тысяч рублей. Это большой, трудоемкий, затратный процесс, но мы эту работу делали. 

Комплекты экипировки для защитников Донбасса. Источник: МОО "Вече" 

Минские соглашения: иллюзий не питали 

После заключения Минских соглашений российское гражданское общество перестало активно интересоваться положением дел на Донбассе, снизилась активность поддержки региона. Мы же продолжали оказывать помощь, закупали в том числе беспилотники, потому что мы знали и понимали: если конфликт перешел в позиционную фазу, это не значит, что он в любой момент не может вернуться в горячую. Было ясно, что раз США зацепились за Украину, то они ее не отпустят и будут подогревать ситуацию, чтобы втянуть в нее Россию. Нам все это было понятно изначально, и мы не питали никаких иллюзий: столкновение было неизбежно. Конфликт можно было пытаться каким-то образом оттянуть, но он был заложен в планы США и штаты сделали всё необходимое, чтобы столкновение произошло. Понимая это, мы продолжали помогать всем, чем могли помочь. 

По сути, вся эта работа, которую мы осуществляли, сегодня привела к тому, что наша общественная организация имеет хорошие связи с армией Донбасса: мы напрямую взаимодействуем с корпусами народной милиции, общаемся с командирами, понимаем потребности и нужды каждого подразделения. У нас есть списки необходимого снаряжения, которые мы регулярно сверяем с командованием корпусов. Такая практика позволяет удовлетворять потребности подразделений именно в том снаряжении, которое им больше всего необходимо.

Переговоры в Минске (февраль 2015 года). Источник: Kremlin.ru 

Люди понимают, что армия Донбасса недоукомплектована 

– Проблема обеспечения защитников Донбасса существует до сих пор? 

– Да, существует проблема дефицита военного снаряжения и экипировки защитников Донбасса, особенно тепловизорами, бронежилетами и медициной последнего поколения. А эти средства могут существенно повысить процент выживаемости бойцов. Взять те же тактические аптечки. Им там дали эти красные жгуты Эсмарха, которые раньше лежали в каждой автомобильной аптечке, старые перевязочные пакеты. Ими вроде тоже можно пользоваться, но есть более современные средства, которые могут повысить выживаемость в случае получения ранения или травмы. Мы прекрасно понимаем, что мы не служба тыла армии, мы и не ставим себе задачу ее подменить, потому что одеть-обуть каждого солдата – требует огромных средств, и никакой общественной организации с этим не справиться. Это уже государственная задача. Мы себе формулируем задачу по-другому: оказать наиболее востребованное на местах содействие армии, улучшить качество службы солдат там, где это нужнее и важнее всего на текущий момент.

Беспилотник для армии ДНР от МОО "Вече". Источник: http://veche-info.ru 

Еще пример: у них там были раньше шлемы стальные, мы же стараемся закупать по мере возможности кевларовые. Если бронежилеты старые, мы закупаем новые керамические бронеплиты, которые более эффективны в случае попадания пули или осколка. У нас на Красной Пресне работает склад, куда люди привозят гуманитарную помощь, оттуда все грузы мы отправляем непосредственно на Донбасс. Люди приходят, приносят. Не каждый день, но достаточно много. Вот сейчас за две недели мы собрали машину – порядка 6 кубометров груза. 

– С началом специальной военной операции поток желающих помочь увеличился?

– Поток нарастает, люди понимают, что есть проблема, в первую очередь, у наших ополченцев на Донбассе, поскольку они сейчас на самом жарком направлении. Люди понимают, что армия ЛДНР недоукомплектована. Да, свезенного со складов старья, которое им отдали, много. Но одно дело – воевать со старым снаряжением, другое – в новом бронежилете, который лучше защищает. Поэтому идёт поддержка, люди привозят, что-то закупают, приносят на склад. Мы помогаем не только бойцам. Люди приносят помощь не только армии Донбасса: кто-то хочет помочь беженцам, кто-то – раненым, мы никому не отказываем, стараемся все эти вопросы учитывать. Вот сейчас у нас организовалась группа, которая хочет помогать брошенным животным, которых там осталось очень много. Их собирают в приют, но их надо чем-то кормить, сейчас с очередным грузом мы везем порядка 5 тонн корма для животных. 

Очередная партия груза для армии ДНР. Источник: http://veche-info.ru 

Помощь оказывают самые разные люди, пенсионеров стараемся отговаривать

– Кто эти люди, которые жертвуют? Они находят вас сами или вы их находите? 

– Это совершенно разные люди. Есть те, которые с нами с 2009 года – помогают, поддерживают, кто-то копейкой, кто-то делом, кто-то личным вкладом. Есть люди, которые нас находят в Сети. У нас есть сайт, там  вся информация по сборам, по отчётам, куда мы что собрали и куда что доставили. Есть также канал в "Телеграме" (https://t.me/MOOVeche), есть наши коллеги, тот же Борис Рожин и другие сторонники, которые нас поддерживают информационно. За счет нашей длительной работы по украинскому направлению и той информационной помощи, которую нам оказывают, получается синергетический эффект, и мы достаточно эффективно взаимодействуем с людьми. Вот сейчас при вас мне позвонил человек и сказал, что хочет привести помощь. Я даю ему телефон начальника склада, он его встретит и примет груз. 

Снаряжение для армии ДНР. Источник: http://veche-info.ru 

В социальном плане это абсолютно разные люди. Условно говоря, от хипстеров, той же творческой интеллигенции, до достаточно богатых и успешных предпринимателей и даже пенсионеров. Мы стараемся пенсионеров отговаривать, говорим, давайте мы как-то сами, у вас есть свои проблемы, справимся. Нет, они говорят: мы настаиваем, мы за победу. Стараемся их поменьше затрагивать, но им трудно отказать, порой приходится от них тоже помощь принимать. 

Бизнес наш помогает, не остается безучастным к этой проблеме. Интеллигенция не вся у нас "либеральная", есть патриотически настроенные люди, тоже помогают, поддерживают, участвуют. Очень много людей из творческой интеллигенции обращаются со словами поддержки, пишут письма, создают произведения, просто готовы приехать, выступить и поддержать морально наших бойцов, мы тоже стараемся соединить их с армией, с местными властями.  

Снаряжение для армии ДНР. Источник: http://veche-info.ru 

СВО: консолидация или раскол? 

– Можно сказать, что произошла консолидация нашего общества с началом СВО? Или же, напротив, произошел раскол? 

– У нас раскол в обществе происходит в основном не по Донбассу. Он больше политико-экономический. То, что касается истории, наших цивилизационных принципов, исторической концепции нашей России – в этом плане раскола практически нет. Да, есть какая-то московская, "арбатско-рублёвская" элита, которая придумала себе какую-то другую Россию. Но на этом она и заканчивается. Ведь что определяет народ, его общность? Это цивилизационные принципы, культура, история – то, что делает людей народом. У нас в народе вот эти темы по большому счёту не вызывают вопросов. В принципе люди более-менее воспринимают это всё без каких-то сильных разночтений влево-вправо. Потому что у нас хоть и реформировали наше образование, но дореформировать его до украинского состояния не успели. Есть проблемы, есть нюансы, но в целом настолько его испоганить не успели. И несмотря на то, что у нас телевизор не дает какой-то целостной идеологии, тем не менее, за счёт семьи, за счет памяти от поколения к поколению молодые все равно воспринимают эту картину правильным образом. У нас не исковеркали Победу, не исковеркали даже некоторые советские ценности, тот же Первомай, например. И поэтому в принципе народ в России готов воспринимать такие исторические вызовы, которые встают перед нашим государством, в едином ключе, в одном окопе. 

"Бессмертный полк". Источник: kremlin.ru 

Тот же "Бессмертный полк" – как он связал людей, какой ментальный порыв. Хорошая акция, крепко связала людей исторической памятью. 

У нас есть элита, там есть брожение, это понятно. Но что касается событий на Украине, то тут рядовые люди сплочены, "народ и армии едины". Народ не боится этого конфликта и готов идти на жертвы. Вообще, у русского, российского народа цена победы не имеет какого-то меркантильного подсчета. Мы всегда готовы идти на жертвы ради победы, каким бы страшным и сложным ни был враг. Это факт, это заложено в нашу русскую цивилизационную ментальность. Это прослеживается на протяжении всего нашего исторического процесса.

Парад Победы 9 мая 2022 года. Источник: kremlin.ru

– Получается, наш народ сбить с его пути нельзя, как это произошло на Украине? 

– На народ повлиять можно, в этом проблема есть. Люди в конечном счете ориентируются на элиту. Но я общаюсь с народом, мне пишут, обращаются, и я очень хорошо знаю мнение народа относительно всех этих минских перемирий и неоднозначных высказываний о "больших патриотах" нашей страны. Народ говорит насчёт этого такие вещи, что они иногда подпадают под уголовный кодекс. Людская правда есть, и она бывает порой далека от тех политических или идеологических нарративов, которые пытается создать прозападная часть нашей элиты. Но есть и другая часть элиты, которая вписана в пророссийскую цивилизационную повестку и находится в ее русле 

– Кто эти люди, кто эта элита?

– Это, в основном, те люди, чья деятельность или бизнес связаны с реальным сектором нашей экономики, кто непосредственно имеет отношение к производству, где делают комбайны, трактора, льют сталь, где добывают уголь в шахтах – то есть это те люди, которые заняты реальным делом. Их очень много. Тот же самый тракторный завод – 5 тысяч человек. Металлургический завод – целый город, которым необходимо управлять. Это большие сложные участки экономики. Если Россия их лишится, то многие предприятия встанут, и все можно будет "переплавлять на иголки", бизнес закончится. Они существуют экономически независимо ровно до тех пор, пока существует Россия и ее национальные интересы.

Такая элита понимает, что если не будет в России реальной экономики, то завтра не будет у них дела и денег, не получится, например, отправить детей в престижный вуз. Поэтому эти люди выступают за реальный протекционизм. Некоторые из них поддерживают нас, конечно, не выделяют миллионы и миллиарды, но периодически к нам приходят и говорят, что готовы дать вот это и вот это, поддержать нас на конкретном направлении. 

Автомобили для Народной милиции ДНР. Источник: МОО "Вече" 

"А информационную войну-то мы проиграли" 

– Если вернуться к информационной политике. Из вашего рассказа следует, что недостатка в информации о вашей деятельности нет? 

– Есть много информации о той текущей работе, которую мы проводим, но не хватает целостной информации о том, зачем мы эту работу проводим, почему мы ее делаем, нет исторического концепта нашей работы. Существует потребность в более цельной и осмысленной картине, которая показывала бы, что на общественном уровне есть отклик на вызов, который возник перед нашим обществом и государством, и деятельность нашей организации – часть ответа общества на возникший вызов. 

– В чем недостатки нашей информационной политики на государственном уровне и недостатки в работе негосударственного сегмента – независимых СМИ, телеграм-каналов и т.д.? 

– Проблема в том, что к этому вопросу надо относиться более системно. Мир сейчас глобализирован. И думать, что Россия за информационной границей, и ничто на нее не влияет, неправильно. Так или иначе, на наше информационное пространство оказывают влияние наши недоброжелатели, в том числе так называемый коллективный Запад. Это факт абсолютно установленный. 

Пресс-секретарь президента РФ. Источник: kremlin.ru 

Я вам скажу даже больше: на Западе существует целое государственное военное подразделение, которое занимается целенаправленным вмешательством в нашу информационную повестку. Я вижу, что мы как государство не осознаем эту проблему, не пытаемся проводить какие-то корректирующие действия, которые могли бы компенсировать тот информационный ущерб, который нам наносят. И самое страшное: у нас нет предикативного анализа этих последствий информационных вызовов и угроз, которые несут нашему обществу наши враги. Это самая главная проблема. 

Существующие сейчас информационные структуры в России – это вершина айсберга. Они пытаются как-то действовать и работать, но плавают в этом информационном океане абсолютно хаотично и абсолютно бессистемно. А внизу работа по предикативному исследованию информационного пространства, конфликтного, социального, культурного поведения человека и формированию на основе этих исследований и анализа какой-то целостной картины мира хотя бы на 20–30 лет, практически отсутствует. Да, у нас есть RT, люди там работают, делают замечательный контент, но цели, к чему это ведёт, на что это направлено – этого всего нет. Глубины информационной работы нет, верхушка хорошая, красивая, но то, на что это должно опираться, фундамента – его нет. 

Украинский журналист на пресс-конференции Владимира Путина. Источник: kremlin.ru

Должен быть государственный координирующей центр. Под спецслужбами, под администрацией президента, под правительством. Я его как эксперт не вижу. Вот американский вижу и четко понимаю, как они работают. Вижу их работу каждый день, как они планируют и проводят специальные информационные операции, отслеживаю их. Как по команде из Вашингтона выстраивается цепочка от бульварного листка до лидеров европейских стран и все начинают петь в одну дуду – я чётко понимаю, что прошла директива от какого-то планировщика, который решает, что говорить лидеру какой-либо страны. 

У них это работает. Четко прослеживается, что они анализируют последствия своих информационных атак, исследует обратную связь и информационный результат. У них все это на экспертно-аналитическом и аппаратном уровне связано в единую систему работы. И видно, что хоть и не всегда, но они добиваются определенных результатов и на территории России, и на их собственной территории. Ведь информационная война делится на белую и чёрную. Белая ведется на своей территории, чёрная – на территории противника. Но основные усилия информационной войны направлены вовнутрь, а не вовне. 

Из новой партии снаряжения для армии ДНР. Источник: http://veche-info.ru 

– Как вы оцениваете их работу на Украине? 

– Я сказал бы, что по Украине у них все получилось отлично, я бы сказал просто "браво" силам специальных операций США. Можно писать учебники. А мы, к сожалению, там работу полностью провалили. 

Главный вопрос сейчас – не военный, а политический

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития ситуации на Украине и вокруг нее?

– Относительно развития ситуации на Украине я бы сказал, что мяч на стороне России. Российская власть должна принять политическое решение о том, на какие шаги она готова пойти и как далеко готова пойти. Сейчас пока нет целостного представления о том, насколько наша элита готова к полной реализации установок президента Российской Федерации относительно денацификации и демилитаризации Украины. Будем ли мы её денацифицировать до Мариуполя, Изюма, Харькова, Киева, Ивано-Франковска или до Львова? Докуда мы будем ее денацифицировать? И признаем ли мы за Украиной ее статус по действующему консенсусу 1991 года или же мы говорим, что в отношении Украины этот консенсус больше не действует? Это политическое решение, не военное. Я нисколько не сомневаюсь, что наша армия выполнит любую задачу, если ее поставить. С потерями, без потерь, с тем или иным оружием – не так важно. Она выполнит эту задачу. Самый главный вопрос – политический: на что мы готовы пойти и как далеко готовы мы пойти именно в политическом плане. Думаю, до конца лета это будет понятно.

Президент Владимир Путин в Центральном военном клиническом госпитале имени П.В.Мандрыка. Источник: kremlin.ru 

– Окажет ли существенное влияние на течение СВО поставка Западом оружия Украине? 

– Сейчас у Украины нет средств, которые могут наносить поражение на всю глубину нашего оперативно-тактического построения, у них нет крылатых ракет. Да, у них осталось некоторое количество – 15–20 штук – "Точек-У", которые поражают цели не далее 100 км. По сути, у них нет средств, которыми они могут наносить нам поражения на 50, 100, 1000 км. Самая дальняя артиллерия у них – 30 км. Ну ещё турецкие "байрактары", которые могут пускать только одну ракету, после чего украинские военные устраивают у себя по этому поводу праздник. 

Что касается поставок извне, то Запад не готов поставлять им свои продвинутые ударные вооружения. То, что он им поставит, это все техника 80-х годов – старьё, техника для войны четвертого поколения, которая не изменит картину конфликта. Сейчас на Украине идет столкновение четвёртого поколения. Это фронтовые операции, массированное применение артиллерии, самолётов, танков, реактивных систем залпового огня (РСЗО). У нас в этом столкновении есть элементы управления пятого поколения и иногда мы применяем системы вооружений, которые имеют отношение к конфликтам шестого поколения – гиперзвуковое оружие. Даже если американцы им поставят новые танки, гаубицы и системы РСЗО – это не изменит картину столкновения. Продвинутое оружие американцы им не дадут. 

Кроме того, на Западе есть желание избавиться от устаревшего вооружения, чтобы не тратить средства на его утилизацию. Объемы поставок также не изменят существующее положение: оружие не прибудет одномоментно, его доставка займет много времени и сил, а его обслуживание потребует создания соответствующей инфраструктуры, которая с нашей стороны планомерно и скоординированно разрушается согласно получаемой в результате мониторинга информации. 

Президент Владимир Путин в Центральном военном клиническом госпитале имени П.В.Мандрыка. Источник: kremlin.ru