Как можно было настолько ошибиться с инфляцией?

Как можно было настолько ошибиться с инфляцией?
  Кто виноват в американской инфляции? Фото: pexels.com

На сайте ИА FedralCity было опубликовано уже несколько переводов статей из американских СМИ, в которых рассказывалось об инфляции в Соединенных Штатах. Паника по этому поводу идет там уже давно, но лишь теперь политики США начали признавать свою вину в экономических проблемах. В частности, об этом пишет журнал «The Atlantic»

 

На прошлой неделе министр финансов Джэнет Йеллен сделала нечто необычное для вашингтонского политика: признала, что совершила ошибку. В интервью, данном корреспонденту CNN Вольфу Блитцеру, в котором они говорили о стабильно высоком уровне инфляции в США, Йеллен сказала о своих прошлогодних прогнозах о том, что цены останутся под контролем, следующее: «Тогда я ошибалась в отношении пути, по которому пойдет инфляция». 

Председатель ФРС Бен Бернанке, принимающий присягу у Джэнет Йеллен. Фото: Википедия 

И она действительно ошиблась. В марте 2021 года, когда экономисты, предвещавшие обесценивание денег, утверждали, что план администрации Джо Байдена по стимулированию экономики на сумму 1,9 триллионов долларов приведет к ее «перегреву», Йеллен назвала риск инфляции «небольшим» и «управляемым», а пару месяцев спустя заявила: «Я не ожидаю, что инфляция станет проблемой». И так думала не только она. Основную часть 2021 года председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл говорил, что, по его мнению, рост цен будет «временным», и даже когда этот рост превысил 6%, ФРС сохраняла процентные ставки близкими к нулю (первое повышение процентной ставки произошло только в марте 2022 года). 

Тем временем, то, что, по мнению Йеллен, не должно было стать проблемой, превратилось в огромную проблему, не в последнюю очередь политическую. На самом деле сегодняшние новости о том, что инфляция в мае составила 8,6% (ранее она была 8,3%), возможно, являются самой большой проблемой, с которой сталкивается администрация Байдена – высокие цены затмевают практически все остальное в экономике США. Уровень безработицы составляет сейчас всего 3,6%, и на прошлой неделе Министерство труда объявило, что в мае в Штатах появилось 390 тысяч новых рабочих мест, но это никого не интересует. Единственное, о чем сейчас говорят – это о том, что в среднем цены на бензин сейчас приближаются к 5 долларам за галлон. 

Здание Конгресса США. Фото: Википедия 

Йеллен и Пауэлл, как и следовало ожидать, столкнулись со шквалом критики за их неспособность держать инфляцию под контролем. Когда на этой неделе министр финансов давала показания перед Конгрессом, законодатели-республиканцы практически выстроились в очередь, чтобы сказать: «Я же вам говорил!» Но на фоне взаимных обвинений на удивление мало внимания было уделено паре важных вопросов. Почему политики допустили ошибки? И чему мы можем научиться на их ошибках? 

Простой ответ на первый вопрос заключается в том, что администрация Байдена и ФРС в некотором смысле «воевали» с экономическими проблемами во время предыдущего кризиса, Великой рецессии 2008-2009 годов. После резкого экономического спада в течение этих двух лет экономика США росла очень медленными темпами. С 2009 по 2016 год рост ВВП составлял в среднем около 2% в год. Безработица, которая достигла почти 11% в октябре 2009 года, четыре года спустя оставалась на уровне выше 7%, и средняя заработная плата в это время росла очень медленно. 

Два последних американских президента, боровшихся с инфляцией без особого успеха. Фото: Википедия 

Проще говоря, десятки миллионов американцев прожили в бедности пять или более лет. И это произошло, несмотря на то, что политики сделали довольно много (по крайней мере, так казалось), чтобы вернуть экономику в нужное русло. Демократы приняли план стимулирования на сумму 787 миллиардов долларов, самую крупную тот момент из когда-либо выделенных на такие цели. А ФРС при руководителе Бене Бернанке снизила процентные ставки почти до нуля и сохранила их на этом уровне, одновременно пытаясь влить больше денег в экономику, скупая широкий спектр активов в рамках так называемого количественного смягчения. Эти меры действительно предотвратили превращение Великой рецессии в еще одну Великую депрессию, но по-настоящему экономический рост в США начался только к 2016 году. 

Урок, который политики извлекли из этого опыта, заключался в том,  что для того, чтобы заставить экономику расти и поддерживать ее рост, нужно ошибаться в сторону большего успеха. Когда Байден вступил в должность президента в январе 2021 года, безработица упорно оставалась высокой, держась на уровне 6,3%, и хотя экономика быстро оправилась после вызванной пандемией рецессии – во многом благодаря пакету стимулирующих ее мер 2020 года – восстановление рынка труда, казалось, застопорилось. Фактически Америка потеряла множество рабочих мест к декабрю 2020 года, и для новой администрации это породило опасения, что она может столкнуться с повторением восстановления после 2009 года, когда миллионы людей останутся без работы на долгие годы. 

Здание Национального экономического совета США в Вашингтоне. Фото: Википедия 

Оглядываясь назад, можно сказать, что этот прогноз был слишком мрачным. Некоторое замедление темпов создания рабочих мест было связано с зимней волной COVID-19, но Конгресс уже принял дополнительные меры стимулирования экономики в размере 900 миллиардов долларов прямо перед вступлением Байдена в должность. Как предупреждал в прошлом году Ларри Саммерс, бывший глава Национального экономического совета при президенте Бараке Обаме, это сделало аргументы в пользу еще одного крупного пакета стимулирующих мер намного слабее, а риск инфляции выше. 

И здесь история также повлияла на реакцию администрации. Несмотря на то, что план стимулирования экономики, предложенный Обамой в 2009 году, был очень масштабным по историческим меркам и республиканцы раскритиковали его, как возмутительно безответственный, на самом деле он был менее чем вполовину таким масштабным, каким его считали многие экономические советники президента. Как известно, экономист Кристина Ромер провела исследование и пришла к выводам, что сумма, направленная на стимулирование экономики, должна составить около 1,8 триллионов долларов, но Обама даже не видел ее работу, отчасти потому, что никто иной, как Саммерс, посчитал, что ее результаты слишком далеки от политической реальности. Урок, как сказал теперь газете «Financial Times» представитель администрации Байдена, заключался в следующем: 

Кристина Ромер. Фото: Википедия 

- Конечно, есть риски, связанные с большими успехами, но, как мы уже говорили, эти риски бледнеют по сравнению с рисками, связанными с малыми успехами. 

Вдобавок ко всему этому, преуменьшить риск инфляции было легко, потому что все предыдущие пророчества о крахе экономики оказались неверными. Из-за стимулирования 2009 года и относительно мягкой денежно-кредитной политики ФРС прогнозирующие инфляцию паникеры настаивали на том, что в систему вводится «высококачественный денежный героин», который, вероятно, вызовет «неконтролируемую инфляцию». В 2010 году, когда безработица приблизилась к 10%, группа из 23 экономистов, менеджеров инвестиционных фондов и ученых написала Бернанке открытое письмо, в котором утверждала, что количественное смягчение роста цен чревато «ослаблением валюты и инфляцией» и должно быть прекращено. В 2014 году, когда Йеллен возглавляла ФРС, ее по-прежнему критиковали за невнимательность к ценам, несмотря на то, что инфляция тогда составляла всего 1,8%.

Другими словами, боявшиеся инфляции пессимисты были теми самыми мальчиками из басни, которые кричали «Волк!» Их предупреждения о том, что инфляция не за горами, были бесполезны, потому что они и раньше всегда пугали приближающейся инфляцией. И консенсус среди левоцентристских экономистов – за исключением Саммерса, а также Оливье Бланшара и Джейсона Фурмана, двух других либеральных экономистов, которые весной 2021 года предупреждали об инфляционных рисках – заключался в том, что риски, связанные с дальнейшим пакетом стимулирующих мер, были низкими, а потенциальные выгоды высокими. 

Джейсон Фурман. Фото: Википедия 

Было ли это ошибкой? Да, но нельзя точно сказать, были ли действия правительства безответственными. В конце концов, формирование экономической политики – это всегда вопрос баланса рисков и выгод, и потенциал устойчивого высокого уровня безработицы был очень реален. Сам Саммерс также сказал в прошлом году, что в их работе «опасность сделать слишком мало серьезнее, чем опасность сделать слишком много». Он просто считал, что 1,9 триллиона долларов – это, если можно так сказать, слишком много. На данный момент утверждение о том, что стимулирующая сумма была больше, чем требовалось, или, по крайней мере, ею можно было распорядиться лучше, кажется бесспорным, но в равной степени верно и то, что этот стимул, вероятно, лишь частично повлиял на инфляцию. В конце концов, Европа сделала гораздо меньше в плане такого стимулирования, чем США, и все же инфляция в Европейском союзе сейчас примерно так же высока. 

Часть этой инфляции может быть погашена за счет импорта из США, благодаря более высокому спросу на американские товары. Но многие повлиявшие на нее факторы было трудно, если не невозможно, предвидеть в начале 2021 года. К ним относятся сохраняющиеся проблемы в цепочке поставок из-за продолжения пандемии и конфликта на Украине. 

Оливье Бланшар. Фото: Википедия 

Более того: несмотря на то, что сейчас нельзя сказать что-либо хорошее о текущем состоянии экономики, не подвергаясь критике за оторванность от реальности, было бы неправильным игнорировать тот факт, что план стимулирования Байдена и решение ФРС сохранить процентные ставки на низком уровне вернули миллионам людей работу гораздо быстрее, чем могло бы быть в противном случае (с января 2021 года в США было создано около 9 миллионов рабочих мест). Правда, скептики настаивают на том, что все это произошло бы в любом случае, хотя, возможно, это типичный пример успешного решения проблемы, из-за которого кажется, что проблемы вообще не существовало. 

Конечно, в политическом смысле все это на самом деле не имеет значения. Байден может говорить обо всех людях, у которых есть работа, что в противном случае они все еще сидели бы на пособии по безработице, и обо всех работниках, находящихся на нижней ступени служебной лестницы, которые увидели самый резкий рост заработной платы с начала 2021 года, но эти слова не могут победить тревогу и гнев, вызванные высокими ценами. Главная ошибка политиков заключается, возможно, не в самой инфляции, а в том, насколько несчастными американцы будут чувствовать себя из-за нее.