Беловежский сговор: «Все решилось на основе хорошей вечерней бани»

Беловежский сговор: «Все решилось на основе хорошей вечерней бани»
  Подписание Беловежского соглашения. Фото: пресс.ком.су.

8 декабря 1991 года в Беловежской пуще случилось событие, поломавшее судьбы целых поколений - СССР был вычеркнут из геополитической реальности.

Главы РСФСР, Украины и Белоруссии – Ельцин, Кравчук и Шушкевич – не только прекратили полномочия Советского Союза как субъекта международного права, но и разрушили огромное государство, выпустив на волю демонов войны, разрушения и ненависти.

Этот неконституционный сговор, наскоро состряпанный в пику Горбачеву и провозгласивший создание Содружества Независимых Государств (СНГ), дорого обошелся жителям шестой части суши. Сотни тысяч погибших, триллионы долларов, украденных и уведенных за рубеж, межнациональная резня, превращение русских в самый разделенный народ на свете… Ведь и сейчас нельзя сказать, что последствия Беловежского сговора преодолены – джинн, выпущенный из бутылки продолжает собирать жатву из крови и слез.

 «Сообразили на троих, а голова болит у миллионов» 

Как вспоминают сами участники событий в Беловежской пуще, встреча президентов и премьеров РСФСР, Украины и Белоруссии должна была окончиться «просто охотой». Однако окружение Ельцина - Шахрай, Гайдар, Козырев и особенно Бурбулис постоянно подговаривали падкого до лести и водки патрона подготовить в пику Горбачёву свой вариант договора, в котором непременно должно прозвучать, что «Советский Союз как геополитическая реальность прекращает свое существование».

Как вспоминает сам Шушкевич, охота удалась, застолье было на высоте и «все решилось на основе хорошей вечерней бани». Но даже учитывая нетрезвую снисходительность Ельцина, другие подписанты еще опасались, что «старший брат», уступив в главном, устранив Горбачева, поумерит аппетиты коллег. В мыслях Кравчук и иже с ним смирились с тем, что Крым и Севастополь придется вернуть России в обмен на суверенитет Украины. Свидетели тех событий вспоминают, что когда Кравчук спросил Ельцина, как будем решать вопрос с Крымом, тот ответил: «Да забирай».

Эти два слова на четверть века определили непростую судьбу полуострова, чуть не привели его жителей под бандеровские ножи, угробили Черноморский флот и только жесткое и трезвое решение одного человека воссоединило Севастополь и Крым с Россией.

 Юридическая сторона вопроса 

Уже тогда, сразу после Беловежского сговора, ведущие юристы отмечали его юридическую несостоятельность, но стремительный развал СССР и последующий за ним «парад суверенитетов» заглушил редкие проявления разума во всеобщей вакханалии разрушения.

А ведь согласно закону, без предварительного изменения Конституции СССР ни один орган РСФСР, а тем более должностное лицо не имели права подписывать какой-либо документ о прекращении действий Договора об образовании СССР. В противном случае, как это произошло с Ельциным, его действия становились антиконституционными со всеми вытекающими из этого юридическими последствиями.

Не только Верховный Совет РСФСР, но и Съезд народных депутатов РСФСР не имели права ратифицировать Соглашение об образовании СНГ и денонсировать Договор об образовании Союза ССР. Договор 1922 года об образовании СССР вообще не предусматривал его денонсации республиками, входившими в его состав. Утверждение, изменение и дополнение союзного договора подлежало исключительному ведению Съезда Советов СССР.

Верховный Совет РСФСР, ратифицировавший Беловежское соглашение, превысил свои полномочия и, вопреки ст. 104 Конституции РСФСР, рассмотрел и решил вопросы, относящиеся к компетенции Съезда народных депутатов РСФСР.

В общей сложности Верховный Совет РСФСР нарушил более 30 статей действовавшей в то время Конституции РСФСР, в которой содержалось упоминание Союза ССР. Более того, 21 апреля 1992 года Съезд народных депутатов РСФСР в статьях 4, 7, 30 Конституции РСФСР подтвердил, что на территории РСФСР действуют Конституция и законы СССР и сама Российская Федерация является частью Союза ССР.

Но все эти факты тогдашними либеральными реформаторами-правителями России во внимание приняты не были. У них были более важные дела – ломать старую систему и уничтожать потенциал страны.

 Севастополь в борьбе за Черноморский флот 

Город-герой Севастополь не зря имеет столь высокий статус. Две кровопролитные обороны, после которых город разрушался до основания и возрождался из пепла вновь, выработали у севастопольцев особый настрой и исключительный патриотизм. База Черноморского флота, город отставных офицеров и двух военно-морских училищ, не мог, конечно, смириться с украинским статусом, в который его загнали, не спросив мнения жителей.

А ведь свою позицию севастопольцы обозначили предельно ясно - по итогам Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года абсолютное большинство его жителей высказались за нахождение города-героя в обновленном Советском Союзе.

Еще до этих событий, в ноябре 1990 года, депутаты городского Совета Семенов и Ставицкий высказались за сохранение республиканского статуса города и против его подчинения Украине. На последовавшем затем местном референдуме 93,8% принявших участие в нем дали положительный ответ на вопрос: «Вы за статус г. Севастополя как главной базы Черноморского флота и как города союзно-республиканского подчинения?».

Однако местное партийное и советское руководство тихо проигнорировало итоги как местного референдума, так и решения сессии городского Совета по итогам всесоюзного референдума.

После того, как РФ устами Ельцина отказалась от Севастополя и Крыма, главной причиной дальнейших споров и столкновений стал собственно Черноморский флот. Украина с самого начала не прекращала попыток полностью взять его под контроль.

В штаб Черноморского флота поступали указания МО Украины об отключении флота от системы управления Объединенными ВС СНГ, о принятии украинской присяги.

Командующий ЧФ Игорь Касатонов вспоминал: 

«Нужны были незамедлительные действия политического руководства России… Тем временем Москва молчала. Никто ничего не разъяснял. Не командовал. Ответственность за происходящее в Москве никто не брал. Был полный вакуум».

Севастопольцы активно участвовали в отстаивании интересов ЧФ, проводили митинги, пикеты, поддерживали моряков в трудные для них времена, когда офицеры и мичманы не получали зарплат в течении 8-10 месяцев кряду.

В конечном итоге Ельцин принял решение о разделе флота – по результатам Киевских соглашений от 28 мая 1997 г. ЧФ РФ состоял из 338 кораблей и судов. Численность личного состава не могла превышать 25 тысяч человек, в том числе 2 тысячи в морской пехоте и ударной авиации.

ВМС Украины получили 30 боевых кораблей и катеров, одну подводную лодку, 90 боевых самолетов, 6 кораблей специального назначения, а также 28 судов обеспечения.

Таким образом, после раздела ЧФ соотношение боевых кораблей в бассейне Черного моря стало 1 к 2,5 в пользу Турции.

 Звонок другу 

Сейчас уже давно ясно, что Беловежский сговор – результат не только властолюбия и легкомыслия, но и откровенного предательства. Тот же Джордж Буш-старший, объявляя о расчленении СССР, отметил, что «нами одержана величайшая победа, невозможная без помощи изнутри».

И кому, как не президенту США, был адресован первый звонок новоявленного правителя России после подписания соглашения. В своих воспоминаниях Буш отметил, что Ельцин позвонил ему прямо из охотничьего домика в Беловежской пуще и заявил: «Горбачев еще не знает этих результатов... Уважаемый Джордж... это чрезвычайно, чрезвычайно важно. Учитывая уже сложившуюся между нами традицию, я не мог подождать даже десяти минут, чтобы не позвонить Вам».

26 лет назад в белорусской охотничьей усадьбе «Вискули» был подписан документ, оставившей без прав и Родины 25 миллионов русских. От болезней, войн и голода более чем за четверть века в России умерло (и не родилось) около 30 миллионов человек. В республиках бывшего Союза – более 60 миллионов.

Символично, что оригинала соглашения больше не видели с 91-го года. Позже выяснилось, что он был утерян.