Культурная столица: что же у нас есть, кроме Эрмитажа?

Культурная столица: что же у нас есть, кроме Эрмитажа?
  В любом случае Санкт-Петербург был и останется "музеем под открытым небом". Фото 35photo.pro
Сегодня отмечается Международный день культуры. Для Санкт-Петербурга, который называют «культурной столицей», этот день особенный. 

Хотя на самом деле звание «культурная столица» Петербург обрел совсем недавно. Как ни удивительно, впервые оно прозвучало в 90-х из уст тогдашнего президента России Бориса Ельцина, при передачи питерскому телеканалу «Культура» «кнопки» центрального ТВ Петербурга.
 
Фото roissya.ru 
 
Кто подсказал Борису Николаевичу такой ход, осталось тайной, но словосочетание прижилось. Хотя на самом деле смысла в нем не очень много – придумать таких можно десятки. Как, например, появившееся в то же время обозначение Петербурга как «криминальной столицы». Оно, как и «культурная», было выдумано в целях пиара – на сей раз «черного». И тоже прижилось, хотя совершенно очевидно, что не соответствует действительности.
 
Таких определений для Питера на самом деле полно: «туристическая столица», «свадебная столица», «столица импорта»... Слава Богу, не «гастрономическая столица» - хотя пытались, в тех же 90-х, придумывая особую «питерскую кулинарию», которой по большому счету нет. Даже выпустили в роскошном издании книгу рецептов «Петербургская кухня». Вероятно, это делалось в интересах крупных петербургских рестораторов, однако не прижилось.
 
Фото "НЕкультурный Питер" 
 
Вообще, многие представители питерской творческой элиты уверены, что распиаренная «культурная столица» на самом деле была запущена во враждебных Петербургу целях.
 
- Я абсолютно не сомневаюсь в предварительной договоренности по этому поводу, - говорит режиссер Юрий Мамин. – Теперь власти имеют возможность вместо реальности заявить какой-то плакатный слоган, который тешит наших граждан. Народ наш к этому приучен, у нас есть врожденное свойство патриотизма за свой край, за свою родину: приятно. Если люди не привыкли размышлять, они довольствуются этим.
Действительно, в имперский период Петербург в таких определениях никак не нуждался – он был столицей Российской Империи, значит, по определению, столицей ее культуры. А теперь большая часть наиболее способных творческих людей норовит уехать из «культурной столицы» в столицу настоящую.
 
– Что же у нас есть, кроме Эрмитажа? – задается вопросом Мамин. – В любом городе есть свои памятники, иногда очень древние, но от этого они не становятся культурной столицей мира. Кроме того, Санкт-Петербург отличается большим нарушением старинной застройки... Разрушения тихой сапой проходят по всему городу – исторических интерьеров почти не сохранилось, идут мощные переделки. Иногда остаются только фасады, да и то под видом модернизации они превращаются в общее место европейского стиля, никак не отличающее Петербург от другого североевропейского города.  
 
Фото "Пикабу" 
 
- По сравнению с Москвой вся страна является болотом. В том числе и город, который льстиво называют «культурной столицей» вместо того, чтобы что-нибудь сделать, - заключает Мамин. 
 
Остается, конечно, еще гордость петербуржцев за особенную культуру своего поведения. Хотя на этот счет ходит множество злых анекдотов, некоторым образом это действительно имеет место. Стоит хотя бы сравнить стиль общения с незнакомыми людьми вечно озабоченных, спешащих, часто недоброжелательных москвичей и вдумчивых, неторопливых и общительных жителей Петербурга.  
 
Однако бытового хамства хватает и в северной столице. Тем более, что, как писало ИА FederalCity, в советское время город подвергался намеренной депопуляции с замещением коренных жителей пришлыми. Потомки которых теперь считают себя коренными петербуржцами, однако ментально не всегда ими являются.
 
Фото Demotivation.me 
 
- Один раз в метро наблюдал, как полупьяный лиговский гопник приставал к пожилому интеллигентному мужчине в очках, - рассказывает писатель Павел Ганипровский. – Приставал не агрессивно, а, если так можно выразиться, доброжелательно, хоть и весьма нахраписто. Он громко кричал, что вот, мол, сразу узнал в «отце» коренного ленинградца, и сам он, гопник, тоже коренной, и мама его, гопника, коренная ленинградка. А эти хамы москвичи – вообще не люди. «Правда же, отец?..» «Отец» молчал и жалобно жался от «сынка» в угол. Особей симпатии оба не вызывали. Но ведь они наверняка и правда ленинградцы-петербуржцы...