Внук главы советской дипломатии выступил на защиту православной святыни

Внук главы советской дипломатии выступил на защиту православной святыни
  Собор Святой Софии. Фото с сайта pixabay.com

Глава думского комитета по образованию и науке, а также правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов в своем выступлении на заседании российского парламента обратился к турецкому меджлису относительно судьбы собора Святой Софии, некогда бывшим главным храмом православной Византийской империи. 

 

Вячеслав Никонов. Фото из "Википедии" 

 

После завоевания Константинополя турками собор был превращен в мечеть, однако в XX веке светское правительство Кемаля Ататюрка придало ему статус музея, хотя мусульманские богослужения там никогда не прекращались. 

Вопрос о Айя-Софии (так название храма звучит по-турецки) вновь был поднят в начале июня, когда турецкий президент Реджеп Эрдоган поручил государственным органам изучить возможность возвращения зданию статуса мечети. Верховный суд Турции заверил, что глава страны вправе это сделать, а Госсовет постановил, что соответствующее решение будет вынесено в ближайшее время. 

 

Собор Святой Софии. Османская империя, Стамбул, 1880 год. Архивное фото 

 

Эти заявления вызвали в мире в основном негативную реакцию. Например, глава внешней политики США Майк Помпео призвал турецкие власти не изменять музейный статус Айя-Софии. В России – за исключением промусульманских кругов – это тоже породило противодействие. Если реакция исполнительной власти, выраженная устами пресс-секретаря Президента и представителей МИДа, была довольно сдержанной, хоть и прохладной, то Госдума обратилась к турецкому парламенту с настоятельной просьбой не подрывать статус-кво в отношении Софии. С жестким заявлением выступил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Что касается выступления Вячеслава Никонова, он построил его на имперской концепции, гласящей, что нынешняя Россия является наследницей Византии и «Третьим Римом».  

- Для нас Святая София – гораздо больше, чем просто собор или памятник ЮНЕСКО, - сказал он. – Это часть нашей культуры и идентичности.

Оставление Айя-Софии в музейном статусе, по мнению Никонова, подтвердит, что Турция питает уважение к России – своему торговому, а с недавнего времени и военно-политическому партнеру. 

- Эрдоган, будь достоин Ататюрка! – завершил свое выступление депутат. 

 

Кемаль Ататюрк. Фото из "Википедии" 

 

Это высказывание заставляет вспомнить о политической коллизии первой трети XX века, в результате которой Айя-София сделалась музеем. Потерпевшая поражение в Первой мировой войне Турция, с одной стороны, стремилась умиротворить западный мир, тогда еще считавшийся христианским. С другой – для нее исчез фактор православной Российской Империи, для которой «воздвижение креста на Святой Софии» всегда было одним из приоритетов внешней политики. Однако пришедшим к власти большевикам этот вопрос был безразличен, а сам Ататюрк не слишком радел о пользе ислама. Так что создание в бывшем храме музея устраивало всех тогдашних политических игроков. 

Однако Эрдоган явно показал, что является политическим наследником не Ататюрка, а султанов Османской империи, и мусульманский фактор для него крайне важен. Так что призыв Никонова к турецкому лидеру быть достойным «отца турок» не слишком уместен. 

 

Вячеслав Молотов. Фото из "Википедии" 

 

Интересно, что защищающий имперские и православные ценности Никонов является внуком Вячеслава Молотова, который в бытность главой МИД СССР фактор Святой Софии в своей дипломатии никак не учитывал.

Впрочем, возмущение планами Эрдогана вновь омусульманить православную святыню выражают российские политики всего спектра – от правых, вроде лидера ЛДПР Владимира Жириновского, до левых, таких как глава «Справедливой России» Сергей Миронов. Даже руководитель фракции КПРФ в Думе Геннадий Зюганов выступил по этому поводу в защиту «истинного православия». 

 

Христиане всего мира выражают возмущение планами Эрдогана, заваливая его соцсети этой фотографией с символическим воздвижением креста на Святой Софии 

 

Однако вряд ли все это произведет большое впечатление на Эрдогана, для которого проблема Айя-Софии – предмет геополитических игр больше не с Россией, а с США и Европой, особенно Грецией. И если Россия все же как-то повлияет на его действия в этом вопросе, это будет сделано негласно и кулуарно – на самом высоком уровне.