«Нижегородский Олень»: Отношение к телеграм-каналам – тест на компетентность и адекватность региональных властей

«Нижегородский Олень»: Отношение к телеграм-каналам – тест на компетентность и адекватность региональных властей
  Фото: Телеграм / https://t.me/olen_nn

ИА FederalCity продолжает серию интервью с авторами анонимных телеграм-каналов. В сегодняшнем откровенном интервью с авторами известного регионального телеграм-канала «Нижегородский Олень» мы обсудим будущее Телеграма в России, популярность телеграм-каналов в регионах, узнаем, кто авторы канала, откуда у них деньги и инсайды, а также попытаемся выведать, кто объявил охоту на «Оленя» в регионе.

«Нижегородский Олень» – лучший региональный телеграм-канал 2017 года по версии «Незыгаря» и «Караульного». Из регионального канал вырос до уровня федерального. Вокруг “Оленя” всегда много слухов, в интернет-сообществе постоянно вбрасываются разные версии по поводу его владельцев. В марте авторы канала заявили, что местная власть объявила на них охоту – интерес к каналу еще больше вырос. ИА FederalCity решило воспользоваться моментом и сделать с анонимными авторами “Нижегородского Оленя” большое интервью.

 

FC: Для начала, расскажите, как появилось название вашего канала? Ведь слово "олень" для многих несёт скорее негативный посыл. Может быть, вы имели в виду какую-то персону? Или это намёк на охоту?

НО: Всё одновременно и проще, и интереснее, чем кажется. Это больше походит на легенду, но это чистая правда. Идея названия за дружеской беседой в ресторане, в интерьерах которой, буквально над нашим столом – висела голова оленя). Нам это показалось символичным, и уже тогда было ощущение, что это провокационное название выстрелит.

“Нижегородский Олень” – это самый узнаваемый символ Нижегородской губернии, он начертан на нашем гербе. Раньше в нижегородских лесах было много оленей. Сейчас оленя в нижегородском лесу не встретишь, а вот в нижегородском Кремле бывает – вот о них и пишем. Особенно про тех, кто решает поохотиться на Оленя).

Символ культового нижегородского хоккейного клуба «Нижегородское Торпедо».

А вообще – в геральдике олень является символом благородства, чистоты и величия, жизни, мудрости и справедливости. Олень у нас также и символ культового нижегородского хоккейного клуба «Нижегородское Торпедо». У нас олень особенно популярен: и в одежде, и в искусстве, и где только его ни используют. А кратко «Нижегородский Олень» (НО) – это ещё и «Нижегородская Область»

FC: В первую очередь, хотелось бы узнать о том, как вы оцениваете перспективы блокировки Телеграм в России и будущее телеграм-каналов? Новость шокирующая и сейчас в топе обсуждения.

НО: Вероятность «так называемой блокировки» Телеграм в России мы оцениваем достаточно высоко. Но решение не принято. В целом то, что сейчас происходит – это вброс власти на предмет реакции общества. Только замерив результаты реакции и оценив риски, власть и будет принимать решение. Если реакция общества будет жесткой – то от идеи блокировки откажутся и впаяют Дурову новый штраф, что будет некоторым компромиссным вариантом.

Власть неоднородна в своем мнении по вопросу блокировки. Есть много разумных людей во власти, которые осознают риски от негативного решения. Мы убеждены, что открытие этого ящика Пандоры в виде закрытия Телеграм (простите за сознательный каламбур) - это будет очень серьезной ошибкой власти. Говорим это абсолютно беспристрастно – с позиций пользы/вреда для власти и государства.

Давайте проанализируем.

Во-первых, блокировка технически невозможна. Начав этот процесс, власть сама себя дезавуирует и даст повод над собой посмеяться. Неминуемо возникают аналогии с царем Ксерксом, который велел высечь море за непослушание. Телеграм вообще невозможно заблокировать, как невозможно запретить интернет – только если делать по китайскому сценарию, оградившись от www великим китайским файерволлом, но в России нет такой возможности, а российское общество все-таки не идентично китайскому.

Многие пользователи установят средства обхода блокировки, премиальная аудитория все равно останется в Телеге, только сама Телега станет более оппозиционной и радикальной. К тому же мы предвосхищаем даже некоторый рост популярности – на этом хайпе в телегу зайдет новая качественная и прогрессивная аудитория. И в итоге власть окажется одураченной. Это классическая сюжет про унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла.

Во-вторых, блокировка Телеграм – это самокомпрометация власти. Помните, что говорили нам с ящиков Киселевы, Соловьевы и прочие, когда в Украине заблокировали Вконтакте? Это даст обвинять власть в политике двойных стандартов. Таким образом власть сама даст козырную карту для Запада развивать негатив по поводу свободы слова, притеснения прав граждан и отсутствия демократии. У Запада появится мощный аргумент, который ещё больше ослабит авторитет и репутацию России на международной арене. А вбросы про то, что Телеграм используют террористы – это компрометация власти вдвойне. Террористы и после блокировки будут пользоваться Телеграм с помощью VPN. Террористы также ходят в Пятерочку и Магнит, но не запрещать же и их. Это смешное обоснование. Всем понятно, что блокировка Телеграм направлена на блокировку политического контента и каналов, и убедить в обратном прогрессивную аудиторию не удастся.

Ну, и, конечно же, на этой теме здорово поднимет свои акции несистемная оппозиция. Они ждут это решения, потирая руки в предвкушении политического хайпа. На этой теме они могут серьезно нарастить свой политический капитал и получить дополнительные симпатии общества.

Блокировка Телеграм ещё больше обрушит доверие к традиционным СМИ. Пропасть между интернет-аудиторией и аудиторией традиционных медиа вырастет, что только осложнит ментальный кризис в обществе.

Вместо лояльной и контролируемой площадки – власть получит агрессивную и радикальную аудиторию сети, размазанную по нескольким десяткам неподконтрольных ресурсов. Откроем вам секрет Полишинеля – власть весьма эффективно работает в Телеграм. В Телеге доминирует кремлевская сетка телеграм-каналов. После блокировки Телеграм будет радикально оппозиционным, а также заметно радикализируется аудитория и на других площадках. Это будет печальный для власти результат. Если взвешивать, то некоторая польза в блокировке Телеграма для власти несоизмерима с тем имиджевым и репутационным ущербом, который она получит. Это нужно осознавать.

Наконец, для нас вся эта история с блокировки Телеги – это в каком-то смысле – принципиальный и идеологический выбор. Это тест власти. Хотелось бы верить, что завтра с утра мы не будем вставать под звуки северокорейского радио.

FC: Что вы сами будете делать, если Телеграм заблокирует?

НО: Мы самодостаточные люди. У нас много других действующих различных ресурсов, инструментов и возможностей влиять на политическую ситуацию в регионе, в том числе с помощью наших федеральных проектов.

Тем не менее, как мы и сказали ранее, мы будем продолжать свою работу в Телеграм независимо от результата. Крупные телеграм-каналы от всей этой истории только выиграют. Думаю, что мы в некоторой перспективе не только выйдем после блокировки на те же самые показатели в 30-80 тысяч просмотров в среднем в сутки, но и сможем нарастить аудиторию. И эта аудитория станет более качественной и премиальной. Здесь нужно понимать, что политический Телеграм – это прежде всего средство оперативной доставки сообщения для элитной и экспертной аудитории. И в этом отношении функциональная сила Телеграм-канала не только не ослабнет, но и возрастет.

Если же Телеграм не заблокируют, то мы все равно останемся в выигрыше. «Нижегородский Олень» - это уже больше, чем телеграм-канал. Это бренд с постоянной и лояльной качественной аудиторией. Вполне вероятно, что мы создадим несколько платформ в топовых социальных сетях, сделаем аналитический сайт и только нарастим охват аудитории. Но пока говорить об этом рано, поскольку вся эта история с блокировкой по нашим оценкам протянется минимум 3 месяца, а результат предсказать будет сложно. Роскомнадзор вон уже начал потихоньку давать заднюю.

Нижний Новгород.

FC: Телеграм в регионах скорее жив, чем мертв или наоборот? Ваша оценка развития телеграм-каналов в регионах?

НО: В крупных городах Телеграм активен. И пусть вас не смущает небольшое число подписчиков региональных телеграм-каналов. Конечно, большая часть тусовки в Телеге это федеральная аудитория, и она не очень охотно подписывается на региональные телеграм-каналы, но интересные публикации непременно попадают в топы внимания. Здесь неоценима роль крупных федеральных агрегаторов - таких как Караульный, Незыгарь, Финансовый Караульный, Кролик с Неглинной и другие. Они как Алла Пугачева в медиа – помогают начинающим талантам найти дорогу к звездам.

Мы считаем, что главный критерий эффективности регионального телеграм-канала – это не столько количество подписчиков, сколько количество просмотров. К примеру, нас сейчас читают от 30 000 до 80 000 человек, в топовые дни, когда есть мощный инсайды или информационные поводы – до 100 000 просмотров (!). Для сравнения – это больше любого регионального СМИ в Нижегородской области, даже таких монстров как Комсомольская Правда-НН или РБК-НН. Конечно, у небольших региональных телеграм-каналов количество просмотров и подписчиков куда более скромное, но у каналов с качественным контентом подстать качественная аудитория – журналисты, эксперты, политики, депутаты, чиновники, бизнесмены. Телеграм-каналы выполняют роль ньюсмейкера – вбрасывают что-то, что потом оказывается в ТОПах Яндекса, что нередко случалось и с нами. Новость из Телеграм за счет оперативности и скорости доставки в буквальном смысле слова покрывает всю информационную повестку, даже если о ней не написали в СМИ. Зачем какие-то посредники в виде СМИ? Сообщение мгновенно пришло на смартфон всем тем, кому интересен политический контент.

FC: Что по регионам? Где Телеграм больше развит? И почему в некоторых регионах целая россыпь телеграм-каналов, а в некоторых ни одного

НО: В основном это зависит от хедлайнеров и тренд-сеттеров. Или, если по-русски и по-гумилевски, теория пассионариев в действии в чистом виде. Если в регионе появляется мощный и классный телеграм-канал, то аудитория телеграм-каналов в регионе растет очень динамично. Люди советуют друг другу, отправляют понравившиеся публикации, показывают каналы на своих смартфонах. Вот так, в буквальном смысле слова – от смартфона к смартфону аудитория прирастает вирусным способом.

В этом отношении Нижний Новгород, на наш взгляд – это сейчас самая продвинутая региональная тусовка. Хоть в чем-то, но мы обогнали Казань. У нас в целом очень продвинутая политическая аудитория, поэтому Телеграм будто бы создали для нижегородцев – умных, независимых и мыслящих. Поэтому запрос на качественный и интересный контент был колоссальный, и телеграм-каналы этот запрос нижегородцев удовлетворили.

Бывший губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев.

То меню новостей, которые предлагают СМИ, категорически не устраивает нижегородскую аудиторию, ощущался острый дефицит на качественные и интересные политические новости. Телеграм в полной мере удовлетворил запрос аудитории. Надо сказать, что Телеграм даже изменил нижегородские СМИ (!) – они стали более интересными. Мы их здорово взбодрили. Они почувствовали конкуренцию и начали давать более интересный контент, глубокую аналитику, инсайды. Поэтому Телеграм изменил всю медиа среду в Нижнем Новгороде. Есть ощущение, что Телеграм сделал для изменения нижегородских медиа больше, чем все нижегородские вузы, вместе взятые.

У нас город в буквальном смысле слова заболел Телеграмом, появилось множество классных каналов, интересных авторов. Телеграм полностью захватил информационную повестку и умы прогрессивной аудитории.

Не будем скромничать, что в этом движении есть наш вклад. Мы стали как раз тем самым забойщиком, первым телеграм-каналом, который приобрел особую популярность в тусовке. Нас обсуждали в коридорах власти, в курилках Кремля, чиновники перешептывались, наводили справки в Москве, обсуждали наши инсайды, строили конспирологические версии. Нас читали прямо на заседаниях правительства Нижегородской области, депутаты в курилках показывали друг другу публикации в своих смартфонах.

Несмотря на то, что мы исторически не самый первый телеграм-канал в Нижнем Новгороде, мы стали хедлайнером нижегородского Телеграма. Первыми преодолели рубеж в 1000 подписчиков (одни из первых в России), приобрели федеральную известность и заняли нишу №1 в регионе. Многие авторы телеграм-каналов смотрели именно на наш опыт, когда заводили свои телеграм-каналы. Хоть они, конечно, и не признаются в этом публично). Но мы рады, что сейчас у нас в Нижнем Новгороде сложилась такая мощная телеграм-тусовка. Больше телеграм-каналов – хороших и разных. Пусть расцветают сто телеграм-каналов, пусть соперничают сто школ).

Кстати, если подписаться на все региональные телеграм-каналы (а мы мониторим 15 региональных телеграм-каналов) – получается качественный и объективный срез мнений. И это прекрасный инструмент мониторинга.

FC: Какие проблемы у вас возникали в регионе? С чем сталкиваются авторы телеграм-каналов в регионах? Почему вдруг возникла эта тема с атаками на ваш телеграм-канал? Как власть реагирует на феномен популярности телеграм-каналов?

НО: Популярные телеграм-каналы – отличный тест для власти. Причем, тут нужно понимать, что региональные телеграм-каналы для федеральной власти – это уникальный инструмент. Это способ съема экспертной информации с региона, альтернативный источник и канал информации. Вы же знаете, как это обычно у нас происходит, когда власть на местах умалчивает или забалтывает проблемы. Даёт наверх искаженную картину действительности, что не позволяет центру принимать корректные решения. В АП и в других федеральных структурах есть специальные службы, которые занимаются подобным мониторингом в регионах, есть эксперты, которые выезжают в регион. Но даже им доверия нет, сейчас Кремль вынужден проверять и их работу. Нередко местные власти умудряются договориться с этими ревизорами из центра, а между тем запрос на качественную и независимую аналитику в Москве только повышается.

Фактически региональные телеграм-каналы стали эффективным альтернативным инструментом съёма информации. Больше мы вам не скажем, но с нами тоже есть выстроенные отношения в Москве – коллеги в нас заинтересованы и у нас есть поддержка в разных кабинетах власти. Мы один из немногих телеграм-каналов, который находится в постоянном мониторинге у крупнейших федеральных структур и ведомств.

Мэр Нижнего Новгорода Владимир Панов.

Если говорить про региональные власти, то отношение к региональным телеграм-каналам – это тест на компетентность и адекватность. Конфликты с телеграм-каналами возникают только там, где есть что скрывать и где власть не готова прислушиваться к критике. С этим у нас есть серьезные проблемы, но даже не на уровне региона, а в большей степени на уровне местной власти. Мэр Нижнего Новгорода Владимир Панов очень болезненно реагировал на критику в нашем телеграм-канале, так что даже поставил задачу попытаться нас скомпрометировать. Когда ему говорили «Нижегородский Олень» - он вмиг менялся в лице. Мэр постоянно повторяет, что главный принцип администрации – это транспарентность. Но сам он, к сожалению, тест на транспарентность не прошёл.

Для него независимый и неподконтрольный медиа ресурс стал источником сильных эмоциональных переживаний. В администрации Нижнего Новгорода был оформлен целый заказ. В подконтрольных мэру медиа начались атаки на телеграм-канал, провокации, организовывались провальные попытки деанонимизации. Началась какая-то истерика мэра, которая нам была не совсем понятна. До этого у нас никогда не было почты (мы не размещаем платный контент и не занимаемся размещением рекламы). Так вот на почту, которую мы завели только лишь для того, чтобы интервью по поводу ситуации давать – начали приходить угрозы.

Конечно, когда мы говорили об охоте на «Нижегородского Оленя», мы немного сгустили краски, чтобы привлечь внимание к проблеме аудитории. Но мы, конечно, удивлены непрофессионализмом советников мэра, которые вместо того, чтобы воспринимать критику и исправлять ошибки в своей работе – направили всю свою энергию на борьбу с теми, кто об этих ошибках им говорит. Итог этого конфликта – мэр потерял симпатии значительной части аудитории, а телеграм-канал «Нижегороский Олень» приобрел ещё несколько тысяч подписчиков и внимание аудитории. У мэра сейчас крайне низкий рейтинг доверия и множество конфликтов с местным политическим сообществом. Мы считаем, что наш кейс может войти в учебники о том, как не надо работать с региональными телеграм-каналами.

FC: Откуда вы получаете пророческие инсайды? Насколько мы знаем, вы одним из первых сообщили об отставке Валерия Шанцева, о назначении Глеба Никитина, об отставках и перестановках в нижегородском Кремле, громких уголовных делах, о Дерипаске, наконец, недавно выдали.

НО: В инсайдах – нет проблем. Каждый из наших авторов окружен этими инсайдами, они сами являются инсайдерами и находятся в окружении инсайдеров. А то, что касается перестановок в башнях Кремля в Москве, информации из АП и акциях группы Школова – это наши федеральные связи. У нас есть источники в Правительстве РФ, Администрации Президента, в руководстве Госдумы, в руководстве политических партий, в некоторых федеральных структурах и ведомствах. Федеральные связи и инсайды позволяют получать более глубокую и объемную картину того, что происходит в регионе, что даёт дополнительную объективность региональной аналитике. Парадоксально, но в некоторых случаях из Москвы ситуация в регионе видна даже лучше, чем в местной тусовке.

FC: Давайте поиграем в Дудя. Сколько вы получаете? Сколько уходит на содержание телеграм-канала и какова ваша зарплата?

НО: Что касается финансирования, то мы не берем деньги за рекламу и не берем платный контент. Существуем на свои деньги. Мы можем себе это позволить – это незначительные ресурсы. Содержать медиа в десятки раз дороже. У каждого из нас есть собственные проекты, бизнес и должности. «Нижегородский Олень» – это абсолютно некоммерческий проект, это – инструмент политического влияния и рупор нашей политической группы. У нас есть политические амбиции и собственные представления о том, как должен развиваться регион и город. И мы рекомендуем власти прислушиваться к нашему мнению.


FC: Про блокировку Телеграма мы поговорили, а как вы относитесь к блокировке Pornhub?

НО: Неожиданный вопрос). Может возраст уже не тот, что не очень интересуемся контентом PornHub). Конечно, мы за разумный подход и против методов вырубки топором – заблокировать интернет невозможно в принципе, но оградить детей от такого контента – вполне вероятно. Думаем, что здесь важно повышать компьютерную грамотность родителей, нужен более системный подход.

Но, прежде всего, для нас эти ребята больше запомнились своим мастерским троллингом и гениальным провокационным PR. Особенно запомнился троллинг с предложением покупки интимного видео Навального с его женой и выложенный в разделе «Жёсткое порно» матч футбольных сборных Германии и Бразилии (7:1). Здорово ребята прошлись и по Роскомнадзору, когда те стали их блокировать, выставив последних, мягко говоря, не в лучшем свете. Если Роскомнадзор продолжит гнуть свою тему с блокировкой Телеграм, то следующим провокационным видео на PornHub в разделе «Жесткое порно» и «Групповое изнасилование» будет про Телеграм-тусовку и Роскомнадзор.

FC: Раскроете главную интригу? Кто вы? Вы сказали про деанонимизацию. Готовы сейчас в интервью ИА FederalCity деанонимизировать себя?

НО: Когда-то придёт то время, когда мы себя деанонимизируем. Мы работали в строгом соответствии с законом и всегда писали только чистую правду. Нам на самом деле нечего скрывать, и мы не видим никакой в этом проблемы. Вероятно, мы даже приобретем после деанонимизации. Но интригу мы пока хотим сохранить.

Когда произойдет деанонимизация, многие удивятся, узнав, кто скрывался под маской «Нижегородского оленя». Но кое-что мы расскажем вам и сегодня.

Мы часть федеральной группы телеграм-каналов. То, что нас приписывают к каким-то местным игрокам или каким-то медиа-холдингам – это от узости кругозора местных экспертов, местечковости политологов и прочих политических экстрасенсов. Мы не имеем отношения ни к одной из политических групп влияния, что не отрицает контактов ни с кем из них. Мы сами – политическая группа влияния. Наличие федеральной поддержки дает нам возможность очень интенсивного развития, а также позволяет нам сохранять дистанцию и независимый взгляд.

Мы можем сказать, что мы изобрели интересную форму работы канала. «Нижегородский Олень» – это экспертная сеть. Фактически у нас нет никакой редакции – она абсолютно виртуальная. У нас есть несколько независимых друг от друга экспертов и политиков, которые формируют контент, а мы его обогащаем федеральными инсайдами. Некоторые региональные эксперты и вовсе не знают о существовании друг друга. Это позволяем нам сохранять независимость и защищает от возможных персональных атак.




Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.