Год экологии прошел в Москве под запах сероводорода

Год экологии прошел в Москве под запах сероводорода
  Фото: https://yandex.ru/images

В Москве 2017 год, объявленный в России Годом экологии, выдался богатым на события природоохранной тематики, но чувства удовлетворения у живущих в мегаполисе и вокруг него эти события не вызвали.


 Зловоние в городе

Громкой в медийном измерении и хорошо “слышной” в плане обоняния стала проблема сероводородного запаха в столице. Сообщения о нем постоянно поступали от жителей Москвы и Подмосковья и ранее, и 2017 не стал исключением.

Весной началась новая волна сообщений о запахе тухлых яиц. Жаловались в основном жители юго-востока Москвы и области. 17 мая «Мосэкомониторинг» сообщил, что в ночь на среду в Капотне автоматической станцией было зафиксировано превышение предельно допустимой концентрации сероводорода более чем в 51 раз. ИА FederalCity писало о разных версиях происхождения запаха – Московский НПЗ (МНПЗ), свалка в Балашихе, газы из ила законсервированных полей аэрации в Люберцах.

Тогда весной дело дошло до проверок со стороны Прокуратуры Москвы, Росприроднадзора, Ростехнадзора, Роспотребнадзора и МЧС России. Брались пробы, проводились другие проверочные мероприятия, подозрения падали в основном на расположенный в Капотне Московский нефтеперерабатывающий завод (МНПЗ).

Росприроднадзор обратил внимание на тот факт, что на МНПЗ не было утвержденного проекта сокращения предельно допустимых выбросов сероводорода.

Поиски источника запаха конкретных результатов не дали, но через несколько месяцев в торжественной обстановке на МНПЗ были запущены модернизированные системы очистки воздуха и воды, а свалку в Балашихе закрыл сам президент страны во время своей прямой линии.

Но в итоге стало только хуже.


 Московское ноу-хау: нефтепереработка в черте мегаполиса

ИА FederalCity писало об открытии обновленных очистных систем на МНПЗ 9 октября. В тот день присутствовавший на запуске новой системы очистки выбросов Сергей Собянин заявил, что МНПЗ реализует масштабную экологическую программу, благодаря которой примерно в четыре раза должны сократиться выбросы в окружающую среду вредных веществ. В частности, была реконструирована установка по производству серы, что позволило существенно уменьшить выбросы сероводорода и диоксида серы. Кроме того, из эксплуатации была выведена малая битумная установка, а большая переведена на технологию закрытого розлива, что должно снизить выделение неприятного запаха при розливе битума.

Помимо мер по снижению выбросов в воздух на заводе начала работать установка очистных сооружений «Биосфера», которая максимально полно очищает сточные воды. При этом в 2,5 раза сократится забор воды из Москвы-реки, так как будет налажено повторное использование очищенной воды.

Однако беспокойство жителей юго-востока Москвы и Московской области в связи с деятельностью завода, принадлежащего “Газпромнефти”, продолжает оставаться крайне высоким. Что должны чувствовать люди, когда в официальных СМИ их уверяют, что с каждым днем воздух на МНПЗ и Москвой становится все чище, но по факту периодически возникает химический запах в юго-восточных районах, а в соцсетях можно увидеть устрашающий ролик, на котором в режиме timelapse  видно, как на МНПЗ ночью происходит мощный выброс в атмосферу неких веществ в виде густого дыма.


Как бы там ни было, существование в черте мегаполиса мощного нефтехимического производства вряд ли можно оправдать применением пусть самых передовых технологий очистки. Наследие советского индустриализма продолжает коптить московское небо только лишь потому, что приносит прибыль владельцам в ущерб жителям близлежащих районов и всего города. Здравый смысл кричит о том, что подобные производства должны находиться в удаленных от городов и густонаселенных территорий местностях, на них должно трудиться минимальное количество людей, а не около двух тысяч, как с гордостью сообщает пресс-служба МНПЗ. В материалах СМИ о визите Сергея Собянина на МНПЗ прямо было сказано: выбросы сокращены, но не прекращены. Фактически признается, что в Москве в ущерб здоровью горожан и жителей области продолжает действовать гигантское экологически вредное предприятие.


 Кучино проблем 


Губернатор Московской области Андрей Воробьев рассказывает о борьбе с мусором 

Что касается еще одного объекта, существование которого могло быть источником плохого запаха на юго-востоке Москвы и области, – полигона твердых бытовых отходов (ТБО) «Кучино», или мусорной свалки под Балашихой, то после прямой линии с Владимиром Путиным 15 июня события вокруг нее стали разворачиваться более стремительно. Жители взмолились в прямом эфире по поводу существования у них чуть ли ни под окнами гигантской зловонной свалки. Путин дал понять, что свалка будет закрыта, и будет закрыта быстро.

Но закрытие свалки под Балашихой привело к проблемам в других районах Московской области, куда был перенаправлены потоки мусора, предназначавшегося для “Кучино”.

Тем не менее, логика работы в командно-административной системе уже включилась: после прямой линии губернатор Московской области Андрей Воробьев приехал на свалку и заявил на камеру, что мусор с полигона «Кучино» будет перенаправлен в другие места. Заодно Воробьев сообщил, что за три года в области закрыт 21 полигон из существовавших здесь 39. Губернатор также рассказал, что остающиеся 18 полигонов не выдерживают огромного потока мусора из Москвы и Подмосковья, который составляет 20 млн тонн. В воздухе повис вопрос: что же вы будете с этим делать?

О своих действиях Воробьев отчитался в социальной сети Instagram. Под его постом жители Московской области разместили большое количество критических комментариев о деятельности правительства области и намерении руководства перенести свалку в другой район. Уже на тот момент было очевидно, что продуманного, подготовленного и устраивающего всех решения проблемы нет, а новые жалобы, ущемленные права и зажатые носы – уже есть и еще будут.

Закрытие “Кучино” запустило каскад решений и действий относительно подмосковных свалок, который журналисты метко назвали игрой в пятнашки. Там закрывают, здесь открывают (возобновляют работу, увеличивают мощность и т.д.).

Именно так получилось со свалкой в Серпуховском районе, о чем писало ИА FederalCity.

Здесь активисты объявили голодовку, требуя немедленного закрытия и рекультивации полигона ТБО «Лесная». Его мощность увеличили с 300 тысяч до 600 тысяч тонн в год и обещают увеличить до 1,5 млн тонн (закрытый полигон Кучино в Балашихе принимал 650 тысяч тонн отходов ежегодно).

Хотя в 2013 году Воробьев обещал президенту закрыть ТБО «Лесная» и даже ввести раздельный сбор мусора в регионе. ТБО «Лесная» должны были закрыть в 2018 году, вместо этого срок работы свалки был продлен до 2028 года.

Как написал телеграм-канал Незыгарь, мощность ТБО «Лесная» была увеличена незаконно, без проведения публичных слушаний, экспертизы, увеличения охранной зоны. Инициативную группу вдохновлял успех противников свалки в Кучино и Кулаковского полигона в Чеховском районе, хотя, вероятно, жертвами их закрытий и стали жители Серпуховского района.

По словам главы Серпуховского района Александра Шестуна, сказанным в интервью изданию ПАСМИ, проблему ТБО «Лесная» решить невозможно, потому что свалки закрываются, а новых площадок нет.

Шестун считает, что на вывозе мусора из столицы и области в год можно заработать десятки миллиардов рублей, но сейчас большая часть денег – теневая прибыль. Финансы идут тем, кто реально контролирует процесс, говорит Шестун. Хотя официально в Московской области регулирует вопросы утилизации коммунальных отходов министерство экологии Московской области.

Николай Дижур, муниципальный депутат Чеховского района, ранее трижды избиравшийся депутатом Серпуховского района и живущий в нем, в беседе с ИА FederalCity высказал твердое убеждение, что решение проблемы утилизации мусора в Москве и Подмосковье есть, и оно заключается в искоренении тотальной коррупции вокруг бизнеса на свалках. По словам депутата, теневой оборот здесь составляет 20 млрд, который идет в том числе и в карман чиновникам. По этой причине в этот бизнес они никого не допускают, но и сами не инвестируют, потому что завтра их может и не быть в своих креслах. Отсюда, говорит депутат, желание воровать до последней минуты. А полноценное инвестирование в отрасль требует времени и труда. Собственных средств в бюджете нет, но и иностранный капитал не допускается, так как в этом случае придется делать бизнес прозрачным и делиться с партнерами.

Между тем, отмечает Дижур, у иностранных компаний есть готовые решения. По немецким технологиям 95 процентов мусора сортируется, и половина из него вновь используется в производстве. Достаточно объявить конкурс на проект утилизации 30 млн тонн мусора, и можно с ноля создать в регионе экологичную мясоперерабатывающую отрасль, уверен Николай Дижур.


СПРАВКА 

85 процентов московского мусора захоранивается на полигонах, 14,5 процентов вывозится на два работающих мусоросжигательных завода, оставшиеся полпроцента выделяются при сортировке и как вторичное сырье используется при дальнейшей переработке. 


 Что предлагают власти

У власти иные виды на будущее мусоропереработки.

В плане технологических решений реализуется идея мусор сжигать.

Согласно правительственному проекту «Чистая страна», в Московской области будет построено четыре мусоросжигательных завода (МСЗ). Инвестор строительства – дочернее предприятие госкорпорации «Ростех» «РТ-инвест». Компания планирует к 2025 году сжигать 28 процентов бытовых отходов Москвы и области.

Помимо протестов жителей районов, на территории которых намечено строительство МСЗ (настроения жителей хорошо показали проведенные кое-где публичные слушания), против сжигания мусора выступают эксперты. Ставка на мусоросжигание остановит развитие в стране более высоких технологий переработки мусора (разделение и полная переработка).

В «РТ-инвест» уверяют, что за 20 лет работы в развитых стран мусоросжигательные заводы доказали свою эффективность и безопасность. Благодаря МСЗ в почти в десять раз снижаются объемы отходов, вывозимых на свалки; зола не содержит инфекций, а дым благодаря высокой степени очистки менее вреден, чем один двухнедельный пожар на свалке. Кроме того, выделяемую при сжигании энергию можно использовать.

Однако МСЗ потенциально опасны в сравнении с перерабатывающими производствами. Кроме того, мусоросжигание все же требует сортировки мусора, в Москве раздельного сбора нет. По этой причине в условиях российской действительности на сжигание могут пустить не сортированный по всем требованиям технологии мусор, в результате будут сжигаться не предназначенные для этого материалы, их утилизация будет загрязнять окружающую среду.  

Общественный совет при Росприроднадзоре летом прошлого года раскритиковал проект МСЗ от компании «РТ-инвест», поскольку эксперты усомнились в способности и заинтересованности компании проводить полноценный и очень сложный мониторинг опасных выбросов завода в атмосферу. Сжигание несортированного или плохо сортированного мусора гарантированно приведет к обильным выбросам очень опасных веществ, способных накапливаться в организме и приводить к онкологическим заболеваниям. Сомнения вызывает и способность соблюдать все тонкости технологии мусоросжигания. Кроме того, не ясно, где будет храниться токсичные зола и шлак от сжигания мусора, а это 30 процентов от объема сожженного мусора. Потребуется очень дорогая инфраструктура для хранения отходов мусоросжигания. Дорогими будут и сами заводы, их строительство.

Очевидно, мусоросжигание требует высокой технологической дисциплины, добросовестности и прозрачности для контроля со стороны общества всех этапов утилизации. Ничем из этого у нас не похвастаешься, а отрасль пока еще во многом – теневой бизнес.

Кроме того, опыт мусоросжигания в Европе имеет и очень тревожные моменты. Так, например, в Дании, которая лидирует в Европе по мусоросжиганию, самый высокий уровень раковых заболеваний.

МСЗ не являются и экономически привлекательным решением, требуют субсидий, окупиться МСЗ могут лишь при условии продажи вырабатываемой ими электроэнергии по более дорогому тарифу.


 Экологичная альтернатива сжиганию

Мобильный пункт раздельного сбора отходов в центре Москвы (Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости) 


Вместо дорогой, опасной, сложной и устаревающей технологии эксперты призывают взять курс на построение более современной и экологичной системы утилизации мусора.

Переработка мусора предполагает отказ от захоронения отходов, вторичное использование сырья. Но пока в Москве нет системы сбора и сортировки мусора, необходимой как первый этап для полноценной системы переработки, а действия властей в этом направлении пока минимальны и бессистемны.

По данным «Гринпис», из всех российских городов с населением свыше 100 тыс. человек Москва занимает 40 место по степени доступности инфраструктуры для раздельного сбора мусора. Пользоваться ею могут только 8 процентов горожан. Единой организации раздельного сбора мусора в Москве нет. Там же, где на низовом уровне граждане пытаются собирать мусор раздельно, они сталкиваются с невозможностью или трудностями реализовать свою инициативу с пользой для себя и города и встроиться в соответствующую технологическую цепочку по переработке мусора.

Преимущества переработки мусора в сравнении с сжиганием и захоронением – уменьшение вредного воздействия на окружающую среду, уменьшение объемов захоронения отходов; экономическая целесообразность; рациональное использование природных ресурсов; создание рабочих мест; формирование ответственного отношения к окружающей среде.

Правда, за переработку мусора придется заплатить повышением стоимости  его утилизации, необходимостью организации разъяснительной работы среди населения, усилиями по формированию в быту новой практики обращения с отходами.

Мусоропереработка требует серьезной организационной работы по созданию полноценной системы для раздельного сбора мусора в масштабах мегаполиса. Очевидно, городское правительство, его коммунальные предприятия и сами жители пока не готовы к созданию в городе рациональной и прогрессивной системы раздельного сбора мусора.


СПРАВКА 

В начале 2018 года появилась Стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов до 2030 года. Документ должен создать в РФ отрасль управления отходами и ее научно-технологическую базу, но в основном содержит описание критической ситуацию в отрасли и запрос на финансирование в размере 5 триллионов рублей. План мероприятий по реализации стратегии будет подготовлен только через полгода. В РСПП уже отметили, что документ не связана с реальными проблемами отрасли, целесообразность предлагаемых в ней мер не обоснована, как и запрашиваемая сумма. 


 С глаз долой  

Мусорный полигон в Московской области (Фото: Сергей Бобылев / ТАСС)

На этом фоне возникает куда более простой способ решения проблемы – вывозить мусор на специальных поездах в другие регионы страны. Проект вывоза мусора в другие регионы уже прорабатывается Минприроды совместно с РЖД как оперативная мера. По прикидкам госкорпорации, потенциальный объем вывоза отходов из Москвы составляет до 3 млн тонн.  

Однако при обсуждении этой инициативы с московскими операторами по вывозу мусора у последних она не вызвала энтузиазма. РБК узнал, что операторам проект не понравился в частности в связи с тем, что РЖД предложила им оборудовать 25 площадок для прессовки и перегрузки мусора в специальные вагоны.


 Если не класть по три раза плитку... 


Итак, в решении задачи утилизации гигантских объемов московского мусора власть идет по простому пути – сжигать и / или вывозить вместо перерабатывать. Город, обладающий самым мощным в стране финансовым, технологическим, управленческим потенциалом, капитулирует перед задачей создания всеохватной современной системы наиболее рациональной и экологичной утилизации мусора.

Не удивительно, что организационная немощь или же подчиненность городских и областных властей неким теневым механизмам принятия решений становится удобным объектом критики со стороны оппозиции. Кандидат в президенты от левых сил Павел Грудинин приехал в Серпуховской район и здорово прошелся по губернатору области Андрею Воробьеву за неспособность решить проблему мусора, а также и по московским властям.

«Любая европейская столица не вывозит мусор в соседний регион, а решает проблемы сама. Если бы Москва не клала три раза плитку в одном и том же месте, она бы давно решила проблемы с мусором», — сказал Павел Грудинин.

Но Москва решила. Мэр Москвы Сергей Собянин заявил недавно, что мусоросжигательные заводы будут построены, и они будут окупаемыми и экологичными. Из хорошего – мэр пообещал, что будет внедряться раздельный сбор отходов и последующая их переработка.

Попутно Собянин поблагодарил коллегу Андрея Воробьева за активность в решении «мусорного вопроса» и подчеркнул, что уже есть договоренности между столицей и Подмосковьем о совместном решении вопросов рекультивации мусорных полигонов.

А тем временем к исходу 2017 года – Года экологии – запах сероводорода снова стал беспокоить москвичей. На сей раз источник зловония был установлен точно и, как это ни парадоксально, им стала именно закрытая свалка в Балашихе.

Желая ускорить процесс утилизации свалочного газа, на полигоне Кучино сквозь толщи мусора были пробурены скважины, через которые газ стал интенсивно выходить наружу и распространяться вплоть до центра Москвы. Газ с помощью специального оборудования пытаются сжигать, но, очевидно, полностью сжигать пока не получается.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал ИА FederalCity в Telegram, достаточно пройти по ссылке t.me/Federalcity с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.