Владимир Пасечник, вдохновитель конспирологов

Владимир Пасечник, вдохновитель конспирологов
  Владимир Пасечник. Фото: maxpark.com

FederalCity опубликовало несколько материалов, посвященных биографиям ученых-«невозвращенцев» советского времени, и продолжает эту тему. Среди тех, кто тайно сбежал из СССР в Европу или Америку или отказался возвращаться из командировок в западные страны, было немало людей, которые, оказавшись за рубежом, развивали там бурную деятельность, направленную на очернение нашей страны, часто весьма успешную. Таким образом «прославились» в 1970-е годы Михаил Восленский и Валерий Чалидзе, сделавшие очень много, чтобы настроить запад против СССР, однако по сравнению с поступками некоторых других сбежавших ученых «работа» этих двоих была еще не самой вредоносной. Они, по крайней мере, не открывали чужому правительству и ученым никаких научных секретов, как это сделал в 1989 году микробиолог Владимир Артемович Пасечник

Этот ученый – еще один яркий пример человека, у которого в жизни было практически все, чего только может пожелать амбициозный человек науки, но которого это не остановило от бегства за границу. Родился Пасечник в 1937 году в Сталинграде. После школы, оконченной с золотой медалью, он поступил в Ленинградский политехнический институт, а получив диплом, остался в Ленинграде, устроившись на работу в Институт высокомолекулярных соединений. Там он поначалу исследовал химические свойства разных радиоактивных изотопов и, в частности, возможность их использования при лечении онкологических заболеваний. Работа у Пасечника шла более чем успешно, и вскоре он уже был начальником одной из лабораторий. 

Здание Института высокомолекулярных соединений в Санкт-Петербурге. Фото: Википедия 

В середине 70-х годов талантливого молодого ученого заметил известный микробиолог Всеволод Огарков, бывший в то время заместителем начальника Главного управления медицинской и микробиологической промышленности при Совете Министров СССР. Он предложил Владимиру Пасечнику организовать в Ленинграде отдельную микробиологическую лабораторию, которой он бы потом и руководил, и пообещал, что в ней будет установлено самое современное на тот момент оборудование. Пасечник с радостью согласился, и в новой лаборатории тоже быстро достиг успехов в разных исследованиях. 

Лаборатория росла, в нее брали на работу все больше сотрудников, и в конце концов, она превратилась в Институт особо чистых препаратов, производящий различные медикаменты и разрабатывающий вакцины. Карьера Владимира Пасечника тоже стремительно росла – в начале 80-х годов он уже возглавлял две лаборатории института, в 1988 году к ним добавилась еще одна, а кроме того, был директором двух заводов, производящих медицинские препараты. Ученый мог позволить себе все, что угодно, занимаясь любимым делом, и, наверное, никому из тех, кто его знал, и в голову не могло бы прийти, что он уже некоторое время подумывает о побеге в Европу. 

Строительство Института особо чистых препаратов в Ленинграде. Фото: maxpark.com 

Заграничные поездки были единственным удовольствием, которое микробиолог не мог себе позволить – в его институте изучались крайне опасные вирусы и бактерии, которые можно было использовать и для создания биологического оружия. Тем не менее, когда в 1989 году группе сотрудников института понадобилось съездить в командировку во французский город Тулузу, чтобы договориться там о закупках оборудования, Пасечник сумел добиться включения в эту группу. Прилетев в Париж, он первым делом позвонил в посольство Великобритании и попросил политического убежища, которое ему сразу же пообещали предоставить. 

После этого сотрудники британского посольства забрали его в Лондон, где он заявил, что его институт и другие подобные учреждения, входившие в единую сеть «Биопрепарат», разрабатывали не только лекарства, но и биологическое оружие и что сам он сбежал из СССР, чтобы открыть западным странам все касающиеся этих разработок секреты и таким образом спасти их от уничтожения. При этом, по словам Пасечника, он узнал о том, чем на самом деле занимается его собственная лаборатория, в дальнейшем ставшая институтом, «далеко не сразу», и именно поэтому сперва проработал там много лет, не пытаясь сбежать из страны. 

Въезд в Портон-Даун. Фото: Википедия 

Владимир Пасечник передал британским микробиологам всю информацию о том, что было известно о разработках его института ему самому. Он поселился в городе Солсбери и стал работать в центре исследований химического и биологического оружия Портон-Даун – то есть, заниматься тем же самым делом, которым якобы не захотел заниматься в СССР, так как считал его слишком опасным. 

По воспоминаниям его сына Никиты Пасечника, который уже в 90-е годы, после «перестройки», приехал к нему в Англию, всю оставшуюся жизнь Владимир Артемович боялся, что его убьют «советские спецслужбы». Он постоянно говорил об этом, пугался незнакомых людей – одним словом, вел себя, как человек, охваченный паранойей, к которой его родные и знакомые никогда не относились всерьез, считая, что он преувеличивает. 

Лишь после того, как в 2001 году Владимир Пасечник умер и официальной причиной его смерти был назван инсульт, те, кто его знал, сами начали строить конспирологические теории о том, что его могли убить – или в качестве мести за сдачу Британии советских разработок, или за то, что он «слишком много знал». Внезапная смерть 64-летнего ученого, занимавшегося секретными иследованиями, действительно выглядит подозрительной, так что, наверное, многие из этих теорий имеют право на существование…